История монстров тяжелого рока Deep Purple в деталях
(продолжение, часть семнадцатая)




Долгожданный концерт DEEP PURPLE в Москве на стадионе "Динамо"


Благополучно «перебравшись через пропасть», 15 марта в Плимуте DEEP PURPLE Mark VII начали «Purpendicular»-Typ. На этот раз родной земле уделили больше внимания - 20 аншлаговых концертов. «На закуску» группа дважды (8 и 9 апреля) выступила в уже традиционном месте - «Brixton Academy» на окраине Лондона. Далее - триумф в Германии затем цепной реакцией последовали Франция, Бельгия, Нидерланды, Чехия, Венгрия, большой фестиваль в Дании... В начале лета DEEP PURPLE приехали в Польшу, где их всегда боготворили. 2 июня отыграли в Познани. На втором концерте, 3 июня, в Катовице.
Стив Морс решил не упускать возможности поуправлять польским самолетом, и на «Орлике» вылетел из Познани в Катовице. В отель «Варшава» он прибыл в 14"", на чем свет кляня дорожное движение в Польше - на путь из аэропорта в отель он потратил больше времени, чем на перелет. Остальной четверке повезло еще меньше. Их автобус приехал перед самым концертом. Крытый стадион «Spodek» - самое большое помещение в Польше, давно приспособленное под рок-концерты, был заполнен до отказа. После 45-минутного выступления польской группы ACID DRINKERS по сцене начала сновать обслуга DEEP PURPLE - проверяли соединение проводов, выставляли «батареи» гитарных процессоров.
И вот, наконец, свет потух. По залу, слева направо пронесся звук летящего метеорита, и Гиллан начал чеканить слова «Fireball». По словам очевидцев, - ощущение состояния шока от качества звука, хотя и читал в прессе, что перед гастролями группа "прибарахлилась" сильнейшими мониторами. Мощнейший саунд, какой-то невероятно прозрачный и абсолютно не бьющий по барабанным перепонкам. Ни до, ни после такого звука никто не слышал. Особенно поразило объемный, упругий, зримо ощутимый бас, выведенный на первый план. Барабаны Пэйса добавляли решительный штрих в пиршество органно-гитарного звучания. И все это звучало так, как будто бы это не живой концерт, а прослушивание аудиофильного диска в каком-нибудь хайэндовом салоне. У Гиллана голос был немного подсевший, но за счет-качества аппаратуры даже легкий шепот отчетливо прослушивался.
Прекрасно вписался в состав Стив Морс. Старые «блэкморовские» номера звучали несколько по-другому, да и песни из нового альбома тоже отличались от студийных вариантов. Музыканты импровизировали с явным удовольствием. Джон Лорд, седой как лунь (через шесть дней ему исполнялось 55 лет), к восторгу поляков сыграл Шопена. Традиционно мощно прозвучали «Black Night», «Speed King», «Woman From Токуо». Сюрпризом стало исполнение «No One Саmе» - ранее на концертах эта песня игралась четверть века назад. Но по-настоящему удивила «Cascades: I'm Not Your Lover». Довольно посредственная композиция из Purpendicular в живом варианте, с виртуозными соло Морса и Лорда, засияла как бриллиант...
Музыканты покинули сцену, но свет не зажигался. Пятиминутные овации, и группа выдала «на бис» «Perfect Strangers», «Неу, Cisco» и «Highway Star», причем в «Звезде Автострады» Морс просто снимал кальку с знаменитого пассажа Блэкмора.
После концерта мнения слушателей разделилось поровну. Первое: «Морсу далеко до Ритчи». Второе: «Морс играл значительно сильнее Блэкмора». Но можно ли сыграть сильнее Ритчи в тех вещах, которые он сам сочинил? Всё, сыгранное другими, будет не лучше, будет просто иным. И скорее не приход в группу Морса, а уход Ритчи привел к ренессансу DEEP PURPLE. Беда группы в последние годы была в том, что Ритчи просто «зашугал» всех остальных. Это проявлялось не только в творчестве (записывалась музыка Блэкмора), и в репертуарной политике (основа концертных программ состояла из песен, угодных Ритчи), в подборе кадров (пример с Джо Линн Тернером), в географии концертов (только с уходом Блэкмора DEEP PURPLE побывали в Мексике, Индии, России). Но при всем этом стержнем живых выступлений группы была все-таки гитара Блэкмора, а сам он являлся дирижером ансамбля.
Ярко выраженная харизматическая личность Ритчи из той когорты рокеров, которые являются не только музыкантами. Пусть многие не принимают его трюки с ломанием гитары, но из-за этого Ритчи менее великим гитаристом не становится, как не стали менее гениальными Джими Хендрикс и Кит Мун, уничтожавшие свои инструменты на сцене.
Морс же - из поколения «стерильных» мальчиков. Подростки не будут сходить с ума, подражая ему, дни напролет играя на самодельных электрогитарах «под Морса». И не потому что он плохой гитарист, просто на дворе не конец 60-х, когда рок-звезды были Мессиями. Сегодня рок практически утратил дух бунтарства, став более рациональным и предсказуемым. И для такой музыки Морс - идеальная кандидатура. Он это подтвердил и на студийном альбоме, и на сцене.

Возвращаясь к катовицкому концерту, стоит сказать, что уже через день, 5 июня, польское телевидение транслировало его. Услышать как звучала группа в тот период можно благодаря двойному живому альбому Live At The Olympia, выпущенному в июне 1997 года. Это запись концерта, состоявшегося 17 нюня 1996 года в Париже. С ценой па этот двойник получилась путаница. Если в Соединенном Королевстве она ударила по карману меломанов - сначала альбом продавался за 25 фунтов стерлингов, и лишь потом «ЕМI» (группа вернулась в лоно британской корпорации) отправила по магазинам письма с указанием «правильной» цены - 16 фунтов, в Киеве же, наоборот, альбом приняли за одиночный (сбила с толку коробка «slipcase») и начали продажу за $17, лишь потом, спохватившись, подняли цену.
23 июня уже и Россия могла увидеть своих любимцев не только вживую на концерте, а также на видео. Стадион «Динамо» рукоплескал коллективу, завершавшему длинный рок-марафон. На аналогичной рок-тусовке выступили DEEP PURPLE и в Киеве, 15 сентября 1996 года. Фестиваль «Таврийскне игры», обычно проводившийся в городе Новая Каховка, на сей раз выплыл в виде «Осеннего рок-марафона» на Центральном стадионе столицы Украины.
Фестиваль уже шел полным ходом, когда DEEP PURPLE прилетели рейсом из Цюриха. Высадка музыкального десанта напоминала кадры из фильма «А Hard Day's Night». Музыканты появились внезапно для ожидающей пишуще-снимающей братии с другого конца аэропорта «Борисполь». Лорд, торопливо тянущий за собой на тележке чемодан; Пэйс, с таким же чемоданом в руках, запыхавшийся от тяжелой ноши; серьезный Гиллан; улыбающийся Гловер; стеснительный Морс; телохранители, отгоняющие журналистов; Брюс Пэйн, делающий вид, что всё это его не касается; Колин Харт, нависающий над всеми своей громадной фигурой и руководящий "Операцией По Эвакуации Музыкантов". Оставались надежды на то, что члены группы приедут на пресс-конференцию, но после двух часов ожидания стало ясно, что она не состоится. Многие журналисты обиделись на группу. Но поставим себя на место музыкантов. Концерты - каждый день. Накануне, 14 сентября, отыграли в Словении. Самолетом летели в Швейцарию. Пересадка на рейс до Киева. В 17:00 доехали до гостиницы. А через несколько часов опять выходить на сцену... На стадионе тем временем отыграли украинские БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ и ОКЕАН ЭЛЬЗЫ, белорусская РУБЛЕВАЯ ЗОНА, российские МАШИНА ВРЕМЕНИ, СЕРЬГА, НОГУ СВЕЛО. А потом - почти полтора часа ожидания. Несмотря на необычную для начала осени холодную погоду, атмосфера накалилась до предела, когда DEEP PURPLE вышли на сцену. И до половины двенадцатого ночи, на совесть, ветераны британского харда выдавали на гора первоклассный рок. На этот раз пластической операции была подвергнута «Speed King» - более сильного концертного варианта этой композиции не довелось еще слышать.
А после концерта Морс с Гловером нашли в себе силы совершить визит вежливости в ночной клуб «Голливуд»... 16 сентября группа вылетела в Гамбург, где на следующий день их ждал концерт в «Sporthalle».
Успешно выступив в Европе, перелетели в Японию, где с 25 октября по 8 ноября дали 10 концертов (и везде - аншлаг). Вспоминает Роджер Гловер: «В Европе, Америке, да и повсюду, когда в зале выключается свет, публика начинает орать. То же произошло и в Японии, но крики через несколько секунд резко оборвались, и мы вышли на сцену в абсолютной тишине. Случайно можно было услышать чей-то кашель - обычно это кто-нибудь из наших помощников - но над залом повисла безмолвная тишина. Ты почти слышишь, как зрители вдавливаются в свои сидения. И тебе становится интересно - а есть ли в зале вообще кто-либо. Это жуткое чувство, но начав играть, ты сразу ощущаешь облегчение, убедившись, что публика действительно на месте».
Все японские концерты проходили на огромных плацдармах. А вот в США пришлось выступать и в небольших залах расчитанный человек на 400. Из них больше половины на концерт попали - эмигранты из бывшего СССР.
Зато в Нью-Йорке, 27 ноября, группу встречало 5 тысяч поклонников, заполнивших до отказа «The Beacon Theater». Американскими концертами группа осталась довольна. Разве что Гиллан потирал ушибленные места, ибо под конец концерта в Хартфорде (штат Коннектикут), 23 ноября, он упал со сцены. Успешно DEEP PURPLE откатали и по Канаде, завершив этим туром напряженный 1996 год. Гастрольный график 1997 года был многим более щадящим. Группе дали возможность отдохнуть, дабы они сосредоточились на работе над новым альбомом. В начале февраля музыканты начали нарабатывать материал для пластинки, закрывшись в студии на три недели. С 27 февраля по 31 марта 1997 года DEEP PURPLE дали 19 концертов в Латинской Америке - Чили, Аргентина, Бразилия, Боливия, Перу, Колумбия, Венесуэла, Коста-Рика. Здесь группу ждал настоящий фурор, темперамент поклонников соответствовал летней февральской погоде.
Дебютный концерт 27 февраля в столице Чили Сантьяго запомнится музыкантам на всю жизнь. DEEP PURPLE выступали перед 20 тысячами зрителей на футбольном стадионе «Santa Laura». Уже на 15-й минуте концерта металлическая вышка, где крепились динамики, рухнула на толпу, не выдержав веса фанатов, взобравшихся на нее. Пострадавших мгновенно стали развозить по больницам города (просто чудо, что не было ни одного летального исхода - 38 человек получили ранения разной степени тяжести). О происшедшем мгновенно сообщили в теленовостях всех ведущих компаний мира, показав кадры этой катастрофы.
Музыканты в шоке покинули сцену и сели в микроавтобус, дабы ехать в гостиницу. Играть после такой трагедии они считали неэтичным. Но организаторы концерта, понимая, что в случае его отмены будут вынуждены вернуть деньги за билеты зрителям, уплатив группе неустойку, упросили музыкантов продолжить концерт. Главным аргументом было то, что разъяренная толпа может начать дебош. Выступление было продолжено. Но какой-то панк все время «доставал» Морса. Он показывал ему международный жест с высунутым пальцем, а потом и вовсе распоясался, начав плевать на Стива. Обычно спокойный и уравновешенный Морс не выдержал: в самом конце выступления, закончив свое соло в «Highway Star», он бросил гитару, спрыгнул со сцены и сцепился с обидчиком. Пришлось остальным музыкантам и персоналу группы разнимать дерущихся.
После окончания южноамериканских гастролей «пэпловцы» разъехались но домам и собрались вместе только в мае, в Орландо, где готовили материал для новой пластинки. В весенне-летний период 1997 года группа выступила только несколько раз. С 4 по 6 июля в городке Лар в Черном лесу возле Страсбурга прошел фестиваль «Daytona Еuгоре». DEEP PURPLE играли как хэдлайнеры во второй день, 5 июля (в другие дни «звездами вечера» были SCORPIONS и Джеймс Браун). На фестивале выступали также SPIN DOCTORS, MIDNIGHT OIL, MANOWAR, JOHN KAY AND STEPPEN-WOLF, JEFF HEALEY BAND и EMERSON, LAKE AND PALMER. По признанию Морса, он впервые играл на такой огромной сцене.
8 июля DP выступили в Бейруте, «может быть потому, что двое из нас когда-то были здесь большими звездами» (Р. Гловер). 12 июля - на «Out In The Green Festival» в швейцарском Фраунфельде.
3 августа приехали в Калгари (Канада), где предстали на трехдневном фестивале «Alberta Classic Rock Weekend» перед 20.000 поклонников. Уже во время исполнения первой песни, «Hush», отключилась гитара Гловера, но остальные не растерялись, принявшись наяривать соло, пока роуди не устранили неисправность.

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 -


Banners