История монстров тяжелого рока Deep Purple в деталях
(продолжение, часть вторая)




  Всего за 17 дней ROUNDABOUT дали 11 концертов. Во время первых гастролей было решено переименовать группу в DEEP PURPLE ( также были споры относительно названия FIRE). Договорились о смене «имени» ансамбля еще во время репетиций в «Дивиз Холле». На чистом листе бумаги каждый записал свой вариант. К примеру, кроме FIRE, предлагались названия ORPHEUS и CONCRETE GODS. И вот Ритчи размашисто вывел: DEEP PURPLE («Темный Пурпур»). Именно так называлась песня, записанная еще Бингом Кросби (Bing Crosby), но более известная в вариантах певца Билли Уорда (Billy Ward) и дуэта Эйприл Стивене - Нино Темпо (April Stevens and Nino Tempo), исполненных соответственно в 1957 и 1963 годах. Эту слащавую любовную балладу, где упоминается темно-пурпурный закат, очень любила бабушка Блэкмора. В дальнейшем в дизайне обложек альбомов использовалось также американское значение слова «purple» - «фиолетовый».

Издавна название группы произносили по разному, слово «purple» постоянно дискуссировали, например на каком слоге ставить ударение в фамилии Пикассо, или как называется датская аудиофильная фирма JAMO - «Ямо» или «Джамо». Англичане (и, естественно, сами члены группы) говорят «пэпл», американцы - «папл». Общепринятое со времен СССР у нас «пёрпл», как видим, стоит особняком, хотя итальянцы тоже упорно называют группу ДИП ПАРПЛ.

Кстати, со словом «purple» у группы таки получилась некая неразбериха. Через полгода в США оказлось, что этим термином назвали разновидность нового наркотика, которую впервые опробовали в 1967 году на монтеррейском фестивале (в знаменитой песне «Purple Haze» Джими Хендрикса как раз поется об этом «наркотическом тумане»).
Первый альбом группы Shades Of Deep Purple был записан за рекодные сроки всего за 18 часов в одной из студий Лондона «Руе». На запись альбома менеджмент группы потратил 1500 фунтов.

После группа переехала в другую гостиницу - «Raffles Hotel», возле станции Паддингтон, но вскоре для лучшей творческой деятельности менеджеры сняли для музыкантов частный дом на Второй авеню в Лондоне. В доме было три спальни и одна гостиная. Симпер с Лордом жили в одной спальне, в другой обитали Эванс и Пэйс, а третью занял Блэкмор со своей подругой Бэбс (Babs), которую он привез с собой из Германии.
Появилась и первая возможность «засветиться» перед широкой публикой, идея оказалась не по душе только Блэкмору - группу пригласили выступить в популярном телешоу Дэвида Фроста. Ритчи ушел из студии, заявив, что ему не нравится целый день торчать без дела. Вместо него с гитарой под фонограмму позировал Мик Энгус. Первый концерт DEEP PURPLE на родной земле в Британии был организован Иеном Хэнсфордом и проходил 3 августа в пабе отеля «Red Lion» его родного города Уоррингтона, расположенного между Ливерпулем и Манчестером.
«Нас предваряла группа THE SWEET - в то время она еще называлась THE SWEETSHOP, - вспоминает Симпер. - Когда мы появились в Уоррингтоне, все спрашивали: что это за парни? Никогда не слышали о DEEP PURPLE. Как только мы вышли на сцену, то сразу себя почувствовали так, как будто мы родились на ней. Налакированные волосы, гора оборудования и много шума. Мы играли так интенсивно, что можно было оглохнуть. Зрители стояли, как загипнотизированные. Думаю, они тогда поняли, что столкнулись с чем-то ранее неизведанным...»
Далее следовали выступления в небольших клубах Бирмингема, Плимута и Рамсгита. 10 августа DEEP PURPLE выступили на британском «Национальном джазовом фестивале» в городе Санбери (ныне фестиваль называется рединский). Среди приглашенных были также THE NICE, TYRRANOSAURUS REX и TEN YEARS AFTER. Из-за того, что Deep Purple не был хорошо знаком английской публике, ребят освистали приняв за американскую поп-группу.
Гонорары за концерты колебались от 20 до 40 фунтов. В середине августа «пэпловцы» должны были предстать перед четырехтысячной аудиторией на стадионе в городе Берн. Это была «сборная из разных групп», где нескольким группам предстояло разогревать основную звезду - THE SMALL FACES, но уже на выступлении ансамбля с длинным названием DAVE DEE, DOZY, BEEKY, MICK AND TICH толпа фэнов прорвала ограждение и вышла на сцену, полиция вынуждена была усмирить неповиновавшихся дубинками. На этом шоу и закончилось.
Свободное время от концертов группа решила уединится над новым альбомом The Book Of Taliesyn.
Между тем фирма «Tetragrammaton», воодушевленная успехом сингла «Hush» и достаточно высоким положением альбома Shades Of Deep Purple (24-е место в списке лонгплеев), решила упрочнить место в хит-параде новым альбомом. В октябре планировалось выпустить Книгу Талисина, а для его раскрутки группу пригласили в США.
В сопровождении Колетты, Лоуренса и Хэнсфорда DEEP PURPLE прибыли самолетом в Лос-Анджелес. Фирма организовала шикарный прием. «Когда мы прилетели, нас ожидала целая вереница лимузинов. Стоял теплый вечер, везде росли пальмы, - вспоминает Лорд, - все выглядело так, как будто мы попали в Рай. В первый же вечер они пригласили нас на вечеринку в Пентхауз «Плэйбой клуба», где мы встретились с Биллом Косби и Хью Хэфнером (главный редактор журнала «Playboy») и договорились об участии в его шоу под названием «Playboy After Dark». На следующий вечер Арти Могул обещал, что доставит нам девочек, и вот прелестные девицы подкатывают к отелю на машинах, вывозят нас в ресторан, а потом возвращаются с нами в гостиницу для «гимнастических упражнений». Мы не могли поверить, что все это происходит на самом дели... с нами обходились как со звездами мирового масштаба».
Впрочем, никакого исключения для DEEP PURPLE фирма не делала. И дорогостоящая «развлекательная программа», и то, что группу поселили в фешенебельный отель «Simset Marquee», было стилем деятельности «Tetragrammaton».
«Это казалось невероятным, - говорит Лоуренс, - в их офисе круглосуточно дежурил шеф-повар, и когда ты утром туда приходил, завтрак уже ждал тебя. Ты мог заказать все, чего только душа пожелает. Два раза в день приходил садовник и менял цветы. Иногда фирма вытворяла просто непонятные вещи - у них был контракт с певицей Элайзой Уэймберг. Так эти деятели выпустили пять ее синглов в один день!»
Сотруднику «Tetragrammaton» Джеффу Уалду удалось пристроить DEEP PURPLE к супергруппе CREAM, совершающей свое последнее турне по США. 16 и 17 октября 1968 года DEEP PURPLE выступили перед 16-тысячным залом «Forum» в Лос-Анджелесе. Поклонники CREAM очень тепло приняли новичков.
«Ритчи вставлял в середину «And The Address» длинное соло, используя отрывки из композиции «White Christmas» Чета Эткинса, или даже гимн Великобритании, - вспоминает Лоуренс. - Он был первым гитаристом, вытворявшим такие штучки. Музыканты из CREAM это забавным не находили, но публике сие нравилось, а исполнение песни «Hush», которая была в Америке хитом, вообще приводило ее в восторг. Было очень здорово. Возможно, слишком здорово...»
Довольный успехом Ритчи пошел в гримерную, присел отдохнуть: «Когда на сцене уже играли CREAM, двери в нашу раздевалку открылись. Вначале я не мог поверить собственным глазам - в дверях стоял Джими Хендрикс, мой кумир!» Они долго общались вместе, а потом, похвалив группу за отличное выступление, пригласил их к себе на виллу в Голливуд. Там Хендрикс спросил Джона, не имеет ли он желания поучаствовать в джем-сейшене. И вот группа в составе: Джон Лорд - орган, Стивен Стиллз (Stephen Stills) - бас-гитара, Бадди Майлз (Buddy Miles) - ударные и Дэйв Мэйсон (Dave Mason) - саксофон, начала наяривать рок и блюз-стандарты. «Джим спросил меня, не смог бы я сыграть с ним на следующий день, - вспоминает Лорд. - Конечно же, я смог, и в обоих случаях это было фантастическое событие».
Но в гостях у Хендрикса были и CREAM. Джон Лорд утверждает, что на той вечеринке члены CREAM относились к ним явно недоброжелательно. На следующий день, 18 октября, все прояснилось. После концерта, в Сан-Диего, где DEEP PURPLE опять сорвали шквал аплодисментов, «кримовцы» поставили перед своим менеджером ультиматум: «Или мы - или они».
Пришлось DEEP PURPLE пробиваться в Америку самим. 26 и 27 октября группа выступила в Сан-Франциско на международном рок-фестивале, а в ноябре началось путешествие по клубам в западных штатах - Калифорния, Вашингтон, Орегон. Заехали также в канадский Ванкувер. В декабре двинулись вглубь Америки, причем концерты проходили как в крупных городах (Чикаго, Детройт), так и в провинциальных. Кентукки, Мичиган, Нью-Йорк - штаты проносились за окном автобуса. Водителем был Джефф Уалд, причем водителем весьма неважным. Однажды просто чудом удалось избежать лобового столкновения с громадным грузовиком. Вовремя сориентировался сидящий рядом Пэйс, дернув руль на себя, ибо Уалд потерял контроль, засмотревшись на горы. Во время повторного визита в Канаду, в город Эдмонтон, DEEP PURPLE познакомились со своими давними кумирами с VANILLA FUDGE, концерт которых они там предваряли. Выступления в Америке стали большой школой для группы. Постепенно они обретали свое фирменное звучание. Это было время расцвета движения хиппи. «На каждом шагу были слышны разговоры и песни о необходимости любви и мира, жизни в коммунах. Все было таким психоделичным, таинственным как в одежде, так и в музыке, - вспоминает Пэйс. - Когда английские группы, такие как мы, привезли с собой на этот рынок роковую агрессию и динамику, простоту и понятность несен - это стало неожиданностью для американских фэнов. И часто они не знали, как на это реагировать. Со временем, однако, мы им стали нравиться все больше и больше».
Работала группа просто «на износ», иногда давая по два концерта в день. Последние две недели американских гастролей музыканты жили в Нью-Йорке, выступив сначала вместе с CREEDENCE CLEARWATER REVIVAL в зале «Fillmore East», потом в клубе «Electric Garden».
Вот что вспоминает Джон Лорд о выступлении в «Филлмор Ист»: «Нам все говорили, как важно хорошо себя там зарекомендовать. Это место - что-то вроде святилища, чуть ли не обувь нужно снимать, прежде чем войти туда. Мы вышли на сцену в несколько агрессивном настроении, изо всех сил пытаясь не озадачивать себя мыслью, насколько это важно для нас. Лед тронулся, когда Ритчи вышел на передний край сцены и сыграл простую, но быструю ходовку, которой он обычно пользуется во время репетиций».
К этому времени второй сингл группы с песней Нила Даймонда «Кеntuску Woman» поднялся до 38-го места в хит-параде США. DEEP PURPLE записали еще одну песню Нила «Glory Road», а также «Lay Lady Lay» Боба Дилана. Однако результатом ребята остались недовольны. В один из дней из гостиницы (DEEP PURPLE жили на Пятой Авеню) они позвонили Даймонду в Техас. Лорд рассказал ему о проблеме с «Дорогой Славы», и Нил начал напевать ее Джону по телефону. Джон тут же делал пометки в блокнот. На следующий день музыканты опять приступили к записи этой песни и опять что-то не клеилось. В итоге ни она, ни композиция Дилана так и не увидели свет, а мастер-лента была утеряна.
На Рождество в Нью-Йорк прилетели подруги музыкантов, а под Новый год членов группы пригласили на вечеринку, где какому-то миллионеру не понравился Род Эванс, и он обозвал певца «длинноволосым педиком». В ответ Эванс плеснул обидчику в лицо из бокала, и началась потасовка. Скандал удалось замять не без труда. 3 января 1969 года DEEP PURPLE вернулись в Англию. В их отсутствие «Tetragrammaton» выпускает очередную «сорокапятку» - «River Deep, Mountain High». Тем временем The Book Of Taliesyn выше 58-го места в американских «чартс» подняться не смог.
Параллельно с записью альбома группа выступала на концертах, но самые высокие заработки не превышали 150 фунтов за вечер (Ньюкасл и Брайтон). К этому времени английская пресса начала реагировать на известия об успехе DEEP PURPLE в США, и в Британии появился целый ряд интервью с музыкантами группы. На вопрос, почему DP подписали контракт с американской фирмой грамзаписи, они отвечали так:
Джон Лорд: «Мы имеем гораздо большую творческую и финансовую свободу, чем нам могла бы предоставить британская компания. К тому же английская фирма, как правило, не станет тратить время и усилия пока у вас не будет громкого имени».
Иен Пэйс: «Там нам дали возможность показать себя надлежащим образом. Американцы действительно умеют «запускать» пластинки». А вот как музыканты DEEP PURPLE объясняли то, что большинство концертов они дают за океаном, а не в Англии:
Иен Пэйс: «Причина в том, что здесь нам не предлагают той суммы денег, которую мы желаем получить. И в этом случае «катать» обычную гастрольную программу можно только из соображения престижа. Что же касается непосредственно нас, аудитория дансинга исключается. В нашей программе есть только несколько вещей, под которые они могут танцевать, поэтому мы недвусмысленно предупредили промоутеров, что мы - не танцевальная группа».
Джон Лорд тоже не скрывал материальной заинтересованности: «Когда мы покидаем Америку и даем концерт в Британии, мы можем заработать только 150 фунтов. В Штатах за точно такой же концерт мы получаем приблизительно 2.500 фунтов».
Вскоре британские газеты запестрели заголовками «PURPLE не собираются умирать с голоду из-за идеи» и «Они теряют 2.350 фунтов стерлингов за вечер, работая в Британии». В марте 1969 года Блэкмор и Лорд женились на своих подругах, которые кстати были сестрами (на армянском выражаясь Лорб и Пэйс стали баджанагами) а 1 апреля группа вернулась в США. Концертные сборы здесь значительно превышали плату в родной Англии, шоу проходили в более вместительных залах, да и сами DEEP PURPLE были уже известны американской публике.
Группа была в таком восторге от приема в США, что всерьез носилась с идеей перебраться сюда на более-менее длительный период, пока не выяснилось, что Иен Пэйс может быть призван в армию и отправлен на войну во Вьетнам.


- 1 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 -


Banners