История монстров тяжелого рока Deep Purple в деталях
(продолжение, часть двадцатая)




Гастроли DEEP PURPLE с симфоническим оркестром


Перед Рождеством Иен Пэйс выступил с Полом Маккартни в ливерпульской «Каверне» (этот концерт транслировался по Интернету и был выпущен позднее на DVD). 10 февраля 2000 года в лондонском «Alexandra Palace» Джону Лорду была вручена награда журнала «Live». Таким образом организаторы церемонии оценили сольное творчество органиста DEEP PURPLE. На этом мероприятии Джон выступил вместе с певицей Сэм Браун и струнным квартетом.
В начале февраля как из рога изобилия посыпались новые «релизы» группы. «ЕМI» выпустила три первых альбома DEEP PURPLE в ремастированном варианте, a «Eagle Records» - двойной альбом In Concert With LSO (в апреле этот концерт в «Альберт-холле» был выпущен на видеоносителях).
С 25 марта по 1 апреля 2000 года группа дала 6 концертов в Японии (Токио, Иокогама, Нагоя, Осака). «Такой энергичной публики никто из нас в Японии еще не видел, и это стало для нас приятным сюрпризом, - говорит Стив Морс. - Обычно закавыка состояла в том, что понять, удался концерт или нет, вы не можете до самого его окончания. Но на этот раз мы были удивлены, увидев, как публика поддерживает нас на протяжении всего концерта». 2 апреля DEEP PURPLE выступили в Сеуле, 6-го - в Хельсинки, 7-го - в Санкт-Петербурге и 9-го - в Москве.
После двух греческих концертов группа приехала в Швейцарию, где 15 апреля дала концерт на открытом воздухе. Небольшой городок Кляйне Шайдегг, где проходило это выступление, расположен на высоте 2.200 метров над уровнем моря, и добраться туда можно только по железной дороге. Билет на концерт служил одновременно и билетом на электричку. Дорога занимала полтора часа, и в связи с тем, что последний поезд обратно уходил в 18:00, концерт начался довольно рано - в 14:00. Шеститысячная аудитория бурно приветствовала Гиллана, вышедшего на сцену в гавайской рубашке с короткими рукавами. Вдруг начал валить снег. Замерз не только Гиллан - Морс и Гловер в перерывах между песнями отогревали пальцы над электрокаминами. 16 июня Лорд и Пэйс выступили на концерте, посвященном Тони Эштону. Почти 6-часовое шоу проходило в знаменитой «Студии 1» на Эбби-роуд. Дань уважения тяжело больному Эштону отдали Джон Энтуистл (в составе его группы играл сын Ринго Старра, Зак Старки), Берни Марсден и Мик Муди (к сожалению, 28 мая 2001 года Тони Эштон умер).
В начале июля, во время катания на скейтборде со своим 10-летним сыном, Морс упал и сломал руку. Ему наложили гипсовую повязку, и он остался «в строю».
22 июня DEEP PURPLE выступили на джаз-фестивале в «Stravinski Auditorium столь близкого их сердцу Монтрё. Во время исполнения двух композиций к ним присоединился 14-летний марокканский гитарист по имени Нэйвефел (Nawefel). На этом же концерте впервые прозвучала новая песня «Long Time Gone». После DEEP PURPLE на сцене должен был появиться Генри Роллинз (Henry Rollins) со своей группой.
«Зрители не хотели отпускать DEEP PURPLE, поэтому они продолжали играть "на бис", отодвигая время нашего выступления все дальше и дальше, - вспоминает Генри. - Для нас это ничего хорошего не сулило, ибо мы провели весь день в авиаперелетах, незадолго до концерта прибыли в город и сильно устали. Было уже начало второго ночи, когда они, наконец-то, покинули сцену. Мы сидели в раздевалке и ворчали, стараясь не уснуть, когда дверь неожиданно открылась и вошел Иен Гиллан, вокалист DEEP PURPLE. Он представился и извинился за задержку». 1 сентября 2000 года группа начала достаточно рисковый эксперимент - гастроли с симфоническим оркестром. Одно дело - дать на ностальгической волне два концерта в «Альберт-холле» для самых верных поклонников группы, другое - играть тот же репертуар на стадионах перед фэнами, ожидающими именно рок-шоу.
Два первых концерта DEEP PURPLE дали на стадионе «Luna Раrk» в Буэнос-Айресе. «Pictures Within» толпе не понравилась, и Полу Мэнну даже пришлось успокаивать аудиторию. При исполнении рок-композиций дело шло веселее. Иен Гиллан, представив Рони Джеймса Дио, к восторгу публики опустил микрофон на высоту одного метра от пола, подтрунивая над низким ростом Дио. 7-9 сентября вместе с «The Orquestra Jazz Sinfonica» DP отыграли три концерта в Сан-Паулу. Кроме "Кончерто", в программу был включен «Филармонический Танец, опус 46, номер 8» Дворжака. В Европе DEEP PURPLE выступали вместе с Румынским филармоническим оркестром «George Enescu». Тур начался 30 сентября в бельгийском Антверпене. Европейская публика высказывала больше почтения к симфонической музыке, разве что в Гетерборге (Швеция) человек двадцать во время исполнения «Second Movement» требовали «сменить пластинку», скандируя названия песен «Holy Diver» и «Highway Star».
Последний, 20-й концерт европейских гастролей с симфоническим оркестром и «специальным гостем» Ронни Джеймсом Дио проходил в Катовице 3 ноября 2000 года. Доступ в зал «Spodek» открыли за два часа до начала шоу. Как всегда была организована торговля атрибутикой (футболки, концертные программы). Но на этот раз с «барского плеча» выставили и недавно выпущенный фотоальбом Майка Грегори «Deep Purple Now». Правда, всего 10 (!!!) штук - и это на 9 тысяч потенциальных покупателей! Опоздай мы (группа украинских «пилигримов» состояла из четырех человек) на несколько минут, остались бы ни с чем.
На концерт приехало много польских рок-музыкантов. Недалеко от меня сидел Гжегош Марковский из группы PERFECT, к нему образовалась очередь желающих получить автограф. Ровно в 20:00 свои места на сцене заняли оркестранты. Поразило большое количество ну очень красивых девушек. Если бы среди музыканток я обнаружил Клаудиу Шифер либо Синди Кроуфорд, то ничуть не удивился бы. Особенно понравилась мне одна скрипачка, одетая не в вечернее платье, а в черный свитерок и плотно облегающие черные кожаные брюки.
В 20:15 появились DEEP PURPLE, и Джон Лорд представил Миллера Андерсона. Тот проникновенно спел «Pictures Within», после чего взял в руки гитару. Вышел Дио и исполнил «Sitting In A Dream» и «Love Is Аll» из Бала Бабочек, после чего перешел к «Fever Dreams» из его нового альбома Magica. Далее, одев длинный красный шарф, Ронни мощно спел «Rainbow In The Dark». До чего же здорово звучала эта вещь из Holy Diver! Подумалось - ну почему в 1989 году DEEP PURPLE на место Гиллана взяли Тернера, а не Дио!? Вот это был бы составчик!
Дио ушел со сцены, появилась духовая секция, и Пэйс представил «Wring That Neck» со всей своей барабанной мощью. И только после этой, шестой по счету композиции, появился Гиллан. К восторгу публики зазвучали первые аккорды «Fools». Иен был в отличной форме. Голос не простужен (как в 1996 году), чист и прозрачен. Может быть потому что я никогда раньше эту вещь в концертном исполнении не слышал, но от «Fools» я испытал неописуемый кайф. Морс копировал «виолончельный» звук с помощью гитары; Гловер кроме бас-гитары играл на маракасах; Гиллан - на тамбурине. Во время сольной партии Морса Иен подпевал, дублируя звук гитары голосом. Учитывая сопровождение этой вещи сотней оркестрантов, можете себе представить ее грандиозность. Несомненно, «Fools» и «Rainbow In The Dark» - два самых ярких момента этого концерта. Кстати, во время гитарного «запила» Стива Морса в «Rainbow In The Dark» «моя» оркестрантка взяла скрипку наперевес, как гитару, и принялась имитировать соло гитариста DEEP PURPLE (эту песню DEEP PURPLE играли без оркестра).
Потом Гиллан представил дирижера Пола Мэнна, и DP с оркестром отыграли «When A Blind Man Cries», после чего Гиллан сделал реверанс в сторону оркестрантов и пожал руку Джону Лорду. Пол Мэнн отложил дирижерскую палочку, спустился к группе (оркестр размещался на возвышении и отделялся от DEEP PURPLE стеклянным барьером) и сел за рояль. «Vavoom: Ted The Mechanic» звучала традиционно, разве что на этот раз вовсю старалась подпевка, состоящая из трех певиц и Миллера Андерсона. После этого Гиллан объявил новую композицию, «Well Dresssed Guitar», где мастерством блеснул Морс. Потом оркестр начал играть длинное вступление. Оказалось - это прелюдия к «Pictures Of Ноmе». Скрипки здорово звучали в унисон с Морсом, а Гиллан впервые за ЭТОТ вечер встал за конги.
«А сейчас будет песня о любви, пьянстве и водке», - объявил Иен, и зазвучала «Sometimes I Feel Like Screaming». После этого прогнали две части «Кончерто» (без вокальных партий). Звучало сие произведение достаточно близко к варианту из «Royal Albert Hall», разве что Морс вставил цитату из «Картинок с выставки» Мусоргского (Лорд терпел эту отсебятину, заложив руку за руку). Опять появившись на сцене, Гиллан представил бэк-вокалисток как «back street girls», а Андерсона как «старого друга и собутыльника». После «Perfect Strangers» Морс начал играть попурри из различных старых хитов (как на «Total Abandon») - «You Really Got Me», «Day Tripper», «Stairway To Heaven», «Sweet Home Alabama» (подпевка добросовестно чеканила слова припева). Весь этот коктейль, как и следовало ожидать, перерос в «Smoke On The Water» (к ее исполнению подключился Дио). На часах было 22:30. DEEP PURPLE ушли со сцены. Катовице - это не Киев (в 1996 году толпа повалила с республиканского стадиона, не догадываясь о выходе «на бис») и опытные поляки ждали «энкор».
Через пять минут группа вернулась. Пэйс начал импровизировать на ударных, и тут зрители стали напевать ходовку из «Black Night». Все это выглядело так, будто DEEP PURPLE репетировали этот момент с залом. Остальные музыканты подключились, и действительно заиграли «Black Night». Просто фантастика! Моя любимица-скрипачка спустилась со своего места («на бис» DEEP PURPLE играли уже без оркестра) и, виляя крутыми (в прямом и переносном смысле) бедрами, самоотверженно танцевала. Ну и на закуску, как обычно, DEEP PURPLE выдали «Highway Star», отыграв чистых 2 часа 30 минут. Пол Мэнн подошел именно к «моей» скрипачке и обнял ее (так что вкус у дядьки-то что надо!).
После концерта фэны (и мы в том числе) отправились к отелю, где дождались музыкантов. Простуженный Лорд вообще избегал контактов, сразу прорвавшись в гостиницу. Пэйса я встретил прямо у автомобиля, но автограф дать он отказался. И только после того, как я объяснил ему: а) что я приехал из другого государства; б) что я член DPAS, «маленький Иен» поставил свою подпись. Тут же с криком «и я с Украины» подлез мой приятель Стаc. Кроме нас двоих больше никто автографов получить у него не смог. Зато Гловер, Гиллан и Морс охотно общались с поклонниками, щедро раздавали автографы и фотографировались с желающими. Роджеру я подарил бутылку «Nemiroff». «What is it?» - спросил он. «It is Ukrainian vodka», - гордо ответил я. «Thank you very much!» - явно обрадованным голосом поблагодарил Гловер.
После очередного подхода к Морсу (автографы я брал с запасом, для друзей) Стив жалобно произнес: «Так я отсюда никогда не уйду», на что я заметил: «Это последний - для любителей LYNYRD SKYNYRD». Стив рассмеялся.
Дио сначала автографы не давал, обещав вернуться через 10 минут. Вскоре вышел его агент и подтвердил, что Ронни «вот-вот появится». Меня всегда интересовало, сколько ему лет. Дело в том, что с годом его рождения получается полнейшая неразбериха. В энциклопедии Д. Риса и А. Крэмптона стоит 10 июля 1949 года, у В. Вайса - 1948 год, у М.С. Стронга и в «Энциклопедии Гинесса» - 1947 год. В официальной концертной программе, что продавалась перед концертом, указан 1940-й, а в листке с биографией Дио, вложенном в эту программу - 1946-й. Питер Фрэйм в своей «Rock Family Trees» вообще этот вопрос замял: «Ронни Дио родился в Портсмуте (Нью Гемпшир)...»

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 -


Banners