История монстров тяжелого рока Deep Purple в деталях
(продолжение, часть третья)




  С 1 апреля по 29 мая группа дала для американской аудитории около 30 концертов. Когда канадский репортер спросил у Ника Симпера, почему группа не возвращается в Англию, тот ответил: «Английская аудитория больше заинтересована в презентации, их удивить непросто, так что приходится по-настоящему напрягаться и выдавать шоу. Все хотят именно шоу, сногсшибательный номер, прикол, а не музыку. В Сан-Франциско же совсем по-другому. Все, что нам там нужно было делать - это просто играть. Там они обращают внимание прежде всего на то, насколько вы серьезная группа. А в Англии сейчас особенно популярными становятся блюзы - поэтому мы здесь».

Но несмотря на успех, гастроли по США и Канаде Джон Колетта назвал «невыносимыми»: «Мне позвонили Джон и Иен, сообщив, что им необходимо срочно со мной встретиться. Все трое Джон, Иен и Ритчи, сидели с угрюмыми лица, без какого либо настроения. Они сказали, что так продолжатья не может, надо сменить вокалиста, из-за Эванс мы не можем пойти вперед он группе не подходит, а также хотим чтобы ушел из DEEP PUPLE и Симпер. Я ответил: «Хорошо, ребята, но если сейчас мы им скажем, то они сразу уйдут и мы окажемся ни с чем, не считая уже запланированные концерты. «Мы должны их закончить». Остаток турне, около 15 концертов, были похожи на пытки. Я предупредил ребят, чтобы они ничего не говорили остальным двум. Атмосфера была жутко накаленной».
По мнению Джона и Ритчи, Эванс, неплохо справлявшийся с легкими блюзовыми вещами, но в быстрых роковых песнях никак он не вписывался. Симпер тоже не мог нормально играть более тяжелую музыку, являясь представителем старой, рок-н-ролльной школы. Поначалу Коллета волновался, как к идее избавиться от коллег отнесется Пэйс, потому что Род был его приятелем. Но Иен и сам видел, что с ними группа не может пойти, они как бы стали балластом для всей группы.
Отыграв 29 мая в городе Буффало последний концерт турне, DEEP PURPLE вылетели домой. Колетта остался в США, чтобы уладить дела с бухгалтерией «Tetragrammaton» итоги гастролей. Вернувшись в Англию, он в недоумении открыл почтовый ящик, а там письмо от менеджера группы EPISODE SIX Глории Бристоу (Gloria Bristow), которая обвиняла его в том, что он незаконно, без предупреждения переманил к себе в группу двух ее музыкантов, Иена Гиллана и Роджера Гловера. Все это дело развернули Блэкмор с Лордом не предупредив о своем решении Колетту, который естейственно ничего об этом не знал.

Знакомство состоялось 4 июня 1969 года, когда EPISODE SIX выступали в «Ivy Lodge Club» в Вудфорде (Северо-Восточный Лондон). Гловеру сперва незнакомцы не понравились: «Джон и Ритчи пришли вместе и сели за столик. У них были длинные темные волосы, дорогая одежда и выглядели они клево. Гиллан подсел к ним, и те предложили ему работу».
Иен сразу же согласился. А через пару дней Иен позвонил Роджеру и попросил зайти домой к Лорду, чтобы показать кое-что из своих произведений. Гловер на этот раз был приятно удивлен: «Джон на самом деле оказался прекрасным джентльменом. Мы сидели в его квартире, я сыграл несколько песен, ни одна из которых так и не заинтересовала его. И вдруг Джон спросил: "А что ты делаешь сегодня? Мы собираемся записывать пластинку. Не хочешь ли поиграть на басу?"»
Не удивительно, что Гловер с радостью принял предложение - ведь за запись должны были заплатить! А он был в то время на мели. Нетрудно догадаться, какое впечатление произвел внешний вид Роджера на DEEP PURPLE. «Я выглядел как бродяга. Вместо пояса мои потертые джинсы поддерживались струной, на мне были рваные туфли. Я тогда действительно еле сводил концы с концами...» Работа с двумя новичками проходила в строгой тайне от Эванса и Симпера. Сначала группа старым составом провела пару часов в студии, так ничего и не записав (Ритчи, Джон и Иен создавали видимость безуспешных творческих поисков). Через полчаса после ухода из студии эта троица вернулась уже с Гловером и Гилланом. В результате вечером 7 июня 1969 года была записана песня «Hallelujah», вышедшая 25 июля на сингле.
Гловер группе приглянулся и его пригласили на место Симпера. Но Роджер как джентльмен отказался, понимая что EPISODE SIX уже и так ослаблены уходом Гиллана. Отказом Роджера все удивились. Но Гловер и сам провел бессонную ночь, а утречком позвонил Лорду, сообщив, что согласен стать басистом DEEP PURPLE. Вот тут-то и разразился скандал в EPISODE SIX, результатом которого стало письмо Колетте, написанное Глорией Бристоу, которая упоминалась выше.
Забавно, но то, о чем не знали ни менеджеры, ни Эванс с Симпером, но новость была известна третьим лицам. Приятель Ника позвонил ему и заявил: «Я слышал, ты больше не в группе DEEP PURPLE?» Симпер ответил, что это только нелепые слухи. Но вскоре об этом сообщили в андеграундной лондонской газете «International Times». Соли на рану насыпал и Андервуд, который начал извиняться перед Ником и убеждать, что никогда бы не предложил Блэкмору кандидатуру Гиллана, если бы знал, чем все закончится.
Колетта, прилетевший из США, всей этой кухни вообще не знал. Через два дня ситуация прояснилась. Возле его дома в Брайтоне остановился «Ягуар» Симпера и через минуту появились разъяренные Ник и Род. С трудом Колетте удалось снять напряжение: «Я угостил ребят обедом и объяснил, что решение об их уходе приняли остальные трое. Я сказал им, что ничего не могу сделать, ибо не мне принадлежит право набирать и увольнять музыкантов - это компетенция самой группы...»
Пришлось бедолагам смириться со своей участью. В отличие от Симпера, Эванс не сильно переживал - он был обручен с богатой американкой и собирался эмигрировать в США.
DEEP PURPLE в старом составе отыграли шесть концертов в июне и последний - 4 июля 1969 года в Кардиффе. В порядке компенсации уходящим музыкантам было выдано жалование за 3 месяца, а также позволено забрать необходимую аппаратуру. Кроме этого было предложено либо взять единовременную сумму, либо получать в будущем отчисления от продажи пластинок. Симпера не устраивали оба варианта, и после судебной тяжбы он получил 10 тысяч фунтов. Эванс согласился на отчисления и не прогадал, ибо в дальнейшем ежегодно получал около 15 тысяч фунтов. Пришлось рассчитаться и с менеджером Глорией Бристоу. «За Гиллана с Гловером» ей было выплачено 3 тысячи фунтов.
Параллельно с перетряской в составе DEEP PURPLE обострялась ситуация с фирмой «Tetragrammaton». «Случилось то, что и должно было произойти. У них были огромные офисы, невероятное количество сотрудников, они снимали провальные фильмы и жили не по средствам со своими лимузинами, авиаперелетами первым классом и громадными номерами «люкс» в отелях», - резюмирует Тони Эдварде.
Еще с осени 1968 года фирма была на грани банкротства. Из-за плачевного состояния звукозаписывающей компании, нормальной рекламной кампании вышедшего в июне третьего альбома «Deep Purple» руки просто не дошли - и поэтому занял всего лишь 162-е место в США.
До начала июля Гловер с Гилланом продолжали выступать с EPISODE SIX по вечерам, а днем репетировали с DEEP PURPLE. Для репетиций менеджеры еще в июне арендовали большой гимнастический зал в «Hanwell Community Centre», солидном здании в центре Лондона. Построенное в 1856 году как школа, вскоре оно было переоборудовано в сиротский приют, и лишь в 1945 году тут обосновался «Общественный центр Хэнвелла». Арендная плата за комнаты была в пределах разумного, и можно было громко играть без риска вызвать недовольство соседей. Кстати, одновременно с DEEP PURPLE, через стенку, репетировала группа SPICE, сменившая вскоре название на URIAH НЕЕР. Музыканты подружились, а «старшие товарищи» в дальнейшем не раз оказывали услуги «хипам». В декабре 1972 года на страницах газеты «Melody Макеr» вокалист URIAH НЕЕР Дэвид Байрон (David Byron) признал, что при работе над первыми тремя альбомами группы им большую помощь оказали музыканты DEEP PURPLE, которые «...приходили, садились, слушали, советовали». Да и на место того же Байрона, изгнанного в 1976 году, в URIAH НЕЕР был взят протеже Гловера Джон Хоутон (John Xawton). 10 июля 1969 года в «Speakeasy» состоялось первое выступление второго состава DEEP PURPLE Mark II, за которое группе заплатили 87 фунтов. «Я никогда этого не забуду, - говорит Гиллан, - было просто ошеломительно. Я не мог сдержать слез. Именно на этом концерте я в первый раз начал играть на конгах. У меня получалось абсолютно все».
Интересно то что июльские выступления DEEP PURPLE, которые уже были давно запланированы, на разогреве должны были участвовать сами EPISODE SIX.
Вместо двух дезиртиров, взяли в группу Джонни Густафсона (Johnny Gustafson), певца и басиста в одном лице. Карьера ШЕСТОЙ СЕРИИ, вскоре пришла к концу, дав последний концерт 26 июля. Конпенсационные деньги, те три тысячи фунтов что выплатили Бристоу, она потратила не на реанимацию EPISODE SIX как казалось, а вскоре создала с их помощью новую группу - QUATERMASS с Миком Андервудом, Джонни Густафсоном и гитаристом Питером Робинсоном (Peter Robinson). Эта группа, выпустила один единственный альбом в 1970 году, но успешный и заставила заговорить о них.
На первых концертах Mark II исполняли, в основном, инструментальные пьесы. Гиллан выучил слова только четырех песен - «Hush», «Неу, Joe», «Неlр» и «Кentucky Woman», но исполнял их не более двух раз, ибо скоро появились свежие композиции. Практически сразу пятеро музыкантов стали крепко слаженным коллективом. Свежие идеи хлынули в новый состав как пустой стакан заполняющийся водой, подброшенные одним, тут же подхватывались другими, и вскоре коллективное творчество начало приносить первые плоды.
«Ритчи хотел открывать выступления какой-нибудь быстрой песней, и я придумал этот рифф, - вспоминает Гловер. - Я начал играть первое, что мне пришло в голову. Через пару минут вся группа подхватила мелодию и это звучало здорово. Чувства меня переполнили - я, как автор песни, видел, что группа отнеслась к моему начинанию так серьезно. Ритчи тут же вставил ходовку гитары из «Fire» Хендрикса, слегка ее подретушировав. Гиллан написал слова - и песня была готова». Первоначальное название песни «Speed King» была «Kneel And Рrау».
С каждым выступлением все слаженней они играли и на сцене. «Прежде всего, каждый из нас мог показать, на что он способен. Это был хорошо сбалансированный рецепт, содержащий эксцентричность и привычность в нужных пропорциях», - убежден Гиллан. Первую заграничную поездку DEEP PURPLE Mark II совершили в Германию. 2 августа группа выступила в бременской телепрограмме «Beat Club», где исполнила песню «Hallelujah».

Отыграв 17 августа концерт в Бирмингеме, группа получила возможность отдохнуть в течение недели. Пока Лорд горбатился над своим новым детищем Concerto For Group And Orchestra. Гловер решал свои проблемы со здоровьем в больнице, остальные члены группы решили немного оттянуться в прогулке по Темзе. Гиллан с Пэйсом взяли напрокат один катер, а Ритчи со своей женой Бэбс и собакой Строки - другой, размером поменьше, но более быстроходный. С собой захватили кипу пластинок - VANILLA FUDGE, BLACK SABBATH, LED ZEPPELIN, CREAM. Был в этой подборке и первый альбом американской группы IT'S A BEAUTIFUL DAY.
Как всегда отличился Блэкмор. Он захватил в дорогу воздушное ружье и стрелял с катера в различную домашнюю живность, бродившую вдоль берега. Кто-то из местных жителей заявил в полицию, и менеджерам опять пришлось гасить пожар.
В конце августа и в первой половине сентября группа, в основном выступала на родине, исключая недельное турне по Скандинавии и концерт в Амстердаме. Размер гонораров колебался от 40 до 600 фунтов за концерт. DEEP PURPLE также засветились на радио «Би-Би-Си» и в телепрограмме «Тоday» телестудии «Thames TV».
«Мало кто об этом знает, - говорит Гиллан, - но первоисточником песни «Child In Time» является композиция «Вombay Calling» группы IT'S A BEAUTIFUL DAY. Их первые аккорды весьма идентичны, Джон только немного ее модифицировал. Лорду очень нравилась эта композиция, и он попросил написать слова. Я тут же сочинил текст. Джон начал играть, к нам присоединился Ритчи с остальными, каждый добавил какую-то свою магию - так возникла наша знаменитая песня».

- 1 - 2 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 -


Banners