История монстров тяжелого рока Deep Purple в деталях
(продолжение, часть девятая)




  Замену на место Гловера присмотрели давно. Еще в декабре 1972 года Блэкмор, Лорд и Пэйс увидели в лос-анджелесском клубе «Whiskey A Go Go» трио TRAPEZE. Рослый, симпатичный, с волосами до пояса, лидер ТРАПЕЦИИ Гленн Хьюз (Glenn Hughes) не только здорово наяривал на бас-гитаре, но и хорошо пел.
В это же время Гленну поступило предложение вступить в ряды группы ELECTRIC LIGHT OCHESTRA, но Хьюз выбрал DEEP PURPLE, он надеялся что кроме басиста станет еще и основным вокалистом группы.
Правда, другие члены DEEP PURPLE, соглашаясь с тем, что Хьюз будет иметь вокальные партии, тем не менее, замену Гиллану искали.
Сначала Ритчи обратился к вокалисту группы FREE Полу Роджерсу (Paul Rodgers). Тот попросил две недели на размышление, но потом отказался. Как оказалось, он уже занялся созданием BAD COMPANY: «Конечно, здорово было бы петь в составе DEEP PURPLE. Но в то время я уже шел по твердо намеченному пути. Мы с Миком Ральфом приступили к созданию новых композиций, как раз проходили пробы нашего трио - я, Мик и Саймон Керк. У нас не было только бас-гитариста...»
Пришлось давать анонимное объявление в «Melody Макеr» о том, что некая группа ищет вокалиста. По иронии судьбы, почти все кандидаты, приславшие катушки с демонстрационными записями, старались копировать манеру Гиллана.
«Один парень прислал пленку, на которую напел "Child In Time" под собственный аккомпанемент на пианино, - вспоминает Лорд. - К записи он приложил свою фотографию, написав, что его мама убеждена - он выглядит намного лучше Иена Гиллана. Это произошло тогда, когда я уже просто не мог слушать все эти записи. Мне казалось, что это Джон Колетта штампует их для нас...» Из множества пленок обратили внимание на ту, где некто Дэвид Ковердэйл (David Coverdale), обладающий своеобразным тембром голоса, выкладываясь на полную катушку, спел «Еvery body's Talkin'», хит Гарри Нильссона (Harry Nilsson).
Переночевав в отеле, Дэвид явился в офис группы. Сообщив, что шансы на прием в DEEP PURPLE достаточно высоки, менеджеры дали ему билет на поезд до Редкара, и Пэйс отвез Дэвида на своем «Ягуаре» до вокзала. Только через неделю Ковердэйлу дали знать, что он принят в группу.
«Он был косоглазым и достаточно толстым, с прыщами по всему телу, - вспоминает Джон Колетта. - Возможно, причиной этого было то, что он ел слишком много рыбы и чипсов. Но мы устранили косоглазие, посадили его на диету и следили, чтоб он правильно питался».
В сентябре «самая коммерчески успешная группа мира», об этом было написано в журнале «Billboard» начала репетировать в замке Клируэлл, недалеко от Южного Уэльса. С арендой помог Баз Маршалл, который был в приятельских отношениях с владельцами замка. Ковердэйл опять сильно разнервничался, и успокоить его смог только Джон Лорд, приехавший тремя днями позже. 23 сентября группа в своем третьем составе впервые предстала перед журналистами, которых привезли в Клируэлл. Музыканты позировали на фоне замка, а также охотно давали интервью. Очередной альбом решено было записывать опять в Монтрё. Работа над новыми композициями, начатая еще в Клируэлле, продолжа лась в Швейцарии. Тексты песен поручено было написать Ковердэйлу. «Дэвид имел небольшие проблемы с Ритчи, ибо тот требовал определенный тип текстов, - говорит Лорд. - Он хотел песен о демонологии, рыцарях в сияющих доспехах, мифологии... Он был первым рок-музыкантом, делающим ставку на такой тип песен, которые хэви-метал группы будут петь уже после распада DEEP PURPLE».
Ковердэйл, за плечами которого была всего одна демо-запись в студии, опять почувствовал себя не в своей тарелке. Работа над альбомом проходила в недавно построенном центре для конференций. Мартину Бёрчу пришлось попотеть, дабы приспособить помещение для записи - и вскоре работа пошла как по маслу.
«У группы было по-настоящему хорошее настроение, - вспоминает Мартин. - Запись проходила успешнее, чем та, когда мы делали Who Do We Think We Are. Каждый из музыкантов стремился к совместной работе и они сделали хороший альбом, прежде чем в музыку проникли фанк-влияния Гленна (что таки произошло позже)».
К концу ноября запись закончили. И хотя из США позвонил их американский агент Брюс Пэйн (Bruce Payne) с сообщением об очень выгодных предложениях от промоутеров, решено было «обкатать» новый состав в Европе. Дабы оперативно передвигаться (аппаратура весила 10 тонн) группа приобрела два самолета «Hawker Sidley 748». 8 декабря 1973 года в зале «КВ Наllеn» в Копенгагене состоялся дебют DEEP PURPLE Mark III.

Джон Лорд: «Дэвид был очень напуган. Гленн до того выступал перед большими аудиториями, ибо TRAPEZE гастролировала с THE MOODY BLUES по Америке; но даже его отменный профессионализм не мог скрыть того факта, что он мандражирует. И я не думаю, что когда-либо до того мне приходилось видеть как нервничает Ритчи».
Перед концертом Дэвид спрятался в раздевалке от остальных членов группы: «Каждый из них искал меня, чтоб поддержать. Позже я заметил, что они сами волновались. Мы пытались рассмешить друг друга перед концертом. Дрожали все».
Уже на сцене волнение как рукой сняло. За исключением того, что Ковердэйл несколько раз забывал слова песен, шоу прошло успешно. Второй концерт DEEP PURPLE давали следующим вечером в Стокгольме, и на нем присутствовала королевская семья. Далее - Брюссель и Франкфурт (в Германии они играли перед девятью тысячами фэнов). В январе 1974 года группа дала три концерта в парижской «Олимпии», а также выступила в Штуттгарте и Дюссельдорфе. Кроме новых несен исполнялись и классические - «Highway Star», «Smoke On The Water» и «Space Trucking. Все проходило как нельзя лучше, но тут у Джона Лорда, который уже две недели игнорировал боль в животе, случился приступ аппендицита. После концерта в Дюссельдорфе он уже еле ходил, и в 8 утра 27 января Джон первым же рейсом вылетел в Англию (по его словам, единственный раз в жизни он летел самолетом так рано). Болезнь была настолько запущенной, что после операции вместо обычных 5 дней Джон провалялся в больнице 3 недели. Из-за этого не только было отменено выступление в Амстердаме (а все билеты на концерт были уже проданы), но и перенесены на март американские гастроли.
Новый альбом Burn был уже записан, но его выходу препятствовал мировой нефтяной кризис, в результате которого стала ощутимой нехватка винила - материал, из которого делают пластинки. Джон Лорд говорил об этом журналистам следующее: «Альбом выйдет, как только нам удастся набрать необходимое количество винила. По причине его нехватки фабрика «ЕМI» сократила время работы до двух дней в неделю. Дефицит винила на рынке может фатально отразиться на всем шоу-бизнесе. Но если бы, к примеру, двадцатка наилучших ансамблей страны собрались бы, да закупили определенную партию, ситуация изменилась бы к лучшему».
После грандиозного выступления на концерте California Jam с пиротехническими ухищрениями Блэкмора. Американские гастроли закончились 9 апреля аншлагом в Сан-Диего, а уже 18 в шотландском городе Данди началось первое и как оказалось, последнее турне состава Mark III DEEP PURPLE по Великобритании.
Не для всех возвращение домой было радостным. Еще во время гастролей по США пришло сообщение о смерти отца Дэвида Ковердэйла: «Ко мне дозвонился из Редкара приятель, и сообщил, что папа умер. Я очень сильно переживал, хотя наши отношения складывались не лучшим образом. Отец не одобрял моей артистической деятельности, тем более, что рок он считал сумасшедшей музыкой. Ему хотелось, чтобы я занимался чем-то более серьезным... Но все эти вещи перестали иметь значение, когда пришло то страшное известие, что мы уже никогда не сможем поговорить. Я бы так много ему тогда объяснил... А ведь я даже не смог проводить его в последний путь, ибо в день похорон пел на концерте. Как только мы вернулись из США, я поехал на кладбище в Редкар».

Во время гастролей по Британии DEEP PURPLE сопровождала американская группа ELF. Они, по сути, были воспитанниками «пэпловцев». В январе 1972 года, когда ELF проходили прослушивание на фирме грамзаписи «Columbia», их заметили Гловер с Пэйсом. В ЭЛЬФЕ главным образом выделялся певец Ронни Джеймс Дио (Ronnie James Dio) - невысокого роста, некрасивый, но с чрезвычайно мощным голосом. Вполне естественно, «эльфы» с радостью приняли предложение Роджера и Иена продюсировать их альбом. За работу два начинающих продюсера взялись в апреле 1972 года после окончания турне по США, переехав для этого в Атланту (штат Джорджия). Диск вышел в августе 1972 года.
На гастроли по Соединенному Королевству ELF взяли по весьма простой причине - месяцем раньше на «Purple Records» в Британии вышел второй альбом этой американской группы Carolina County Ball (продюсер - Роджер Гловер).
В первой половине 1974 года практически одновременно выходят две сольные работы Джона Лорда. Альбом First Of The Big Bands Лорд выпустил вместе с Тони Эштоном. (15 сентября приятели с помощью Иена Пэйса дали два концерта в лондонском «Палладиуме», исполнив это произведение «вживую».)
Вторая работа - Windows - это запись концерта, происшедшего 1 июня 1974 года по случаю открытия в Мюнхене конгресса молодых музыкантов «Prix Jeunesse». Опять же, с Лордом выступил Эштон, а также Хьюз, Ковердэйл, Рэй Фенвик, Пит Йорк и камерный оркестр мюнхенской оперы (дирижер Эберхард Шенер). Своими Окнами Лорд-таки прорубил окно в Европу - телетрансляция шла на многие страны.
В самой группе постепенно обострялись отношения между Ковердэйлом и Хьюзом. Последний старался перетянуть одеяло вокалиста на себя, Дэвид же утверждал, что штатным певцом является именно он. Сглаживать противоречия пришлось Лорду, который традиционно выполнял обязанности миротворца.
После концерта в городе Ковентри 28 мая музыканты взяли небольшой тайм-аут, а потом опять встретились в замке Клируэлл, где приступили к работе над очередным альбомом под названием Stormbringer. 27 июня вырвались в Амстердам, где дали два концерта взамен отмененного ранее по причине болезни Лорда. На одном из них, проходившем в громадном танцзале «Southend Kursaal», на сцену выскочила голая девица и начала выплясывать, упав потом на пол и ухватив ногами Блэкмора. Ритчи же невозмутимо продолжал играть и даже продемонстрировал свой коронный трюк, подбросив высоко в воздух гитару и словив ее за гриф.

24 августа 1974 года DEEP PURPLE начали самый короткий, всего 4 концерта и самый коммерчески успешный тур по США. Выступали на огромных стадионах. За первый концерт, на «Orange Bowl» в Майами, группе заплатили рекордную сумму в 100 тысяч долларов.
Было невыносимо жарко, было +49°С на солнце, и музыканты вынуждены были глотать солевые таблетки, а кое-кто из персонала даже получил тепловой удар. Перед концертом, на пробе звука, группа с удивлением наблюдала за тренировкой футбольной команды «Майамские дельфины». Те в полной экипировке носились по полю, умудряясь даже танцевать под музыку DEEP PURPLE. Два концерта - в городе Хартфорд (штат Коннектикут) 26 августа и в Канзас-Сити через два дня - принесли группе соответственно 25 и 50 тысяч долларов.
30 августа DEEP PURPLE выступили в Хьюстоне на стадионе «Astrodome». «На поле была уложена пластиковая трава под названием «астроторф», и хозяева боялись, что фэны ее помнут, - вспоминает Джон Лорд. - Адвокаты предупредили нас, что если мы произнесем хоть одно слово, которое может подстрекнуть публику выбежать на траву, судебный иск на 4 миллиона долларов нам гарантирован. Это было просто смешно. Мы даже не могли сказать: привет! Как дела?" Или что-то типа этого. Как только мы вышли на сцену, толпа прорвала заграждение и подбежала к нам, хотя не было произнесено ни одного слова. В суд на нас так и не подали...» За этот концерт DEEP PURPLE тоже получили гонорар в 100 тысяч долларов.

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 -


Banners