Новый сольный альбом Иена Гиллана - "Одним глазом в Марокко"

  Для истинных ценителей творчества группы Deep Purple, является празником, когда выходит новый альбом или сольник одного из музыкантов. На это раз нас порадовал до неописуемости Иен Гиллан своим сольным альбомом "One Eye To Morocco". Тяжело конечно в возрасте 66 лет творить, записывать новые диски, но все таки нам очень хочется , чтоб этот диск не стал последним... Гиллан долго держал новость в секрете вплоть до февраля, и лишь недавно и лишь за пару дней до интервью на официальном сайте Иена gillan.com появилась, информация о новом диске. Стало ясно, что диск был записан в Америке в компании где Гиллан часто работал над своими дисками. Гитаристом, как и в прошлый раз стал Майкл Ли Джексон, который уже играл с Гилланом на предыдущем сольнике и в турне. Также вернулся давний друг Гиллана гитарист Стив Моррис. Другие музыканты, которые приняли участие в записе этого диска также "засветились" в поздних сольных записях вокалиста: басист Родни Эплби, барабанщик Говард Уилсон, саксофонист Джо Менонна, клавишники Лэнс Андерсон и Джесси О'Брайен.
Почему именно "Одним глазом в Марокко" ?

- я услышал эти слова, когда был в еврейском квартале Кракова и беседовал с Томми Джубиньским о фильме "Списке Шиндлера". Действие этого фильма происходило как раз в этой местности. Тут вдруг голос Томми притих, и я услышал: "Ах, Иен, вечно ты смотришь одним глазом в Марокко..." Он заметил, как я восхищенным взглядом провожал элегантную матрону, которая проходила мимо, оставляя за собой шлейф парфюма. Я не придал значения фразе, пока не услышал ее вторую часть. Есть интересная польская поговорка: "Одним глазом смотрит в Марокко, другим - на Кавказ". Так говорят о человеке, который всё время косит взглядом куда-то по сторонам и думает одновременно о разных вещах.
Несколько лет спустя я сочинял текст к одной из наших песен - той, что сама просилась на роль центра альбома, его заглавного трека, Я вспомнил ту фразу. Это прекрасная музыкальная метафора: один мой глаз устремлен на Deep Purple, другой - на новый проект, мое временное экзотическое пристанище".
Вооруженный этим новым знанием, я и позвонил Гиллану куда-то, судя по коду страны, а Португалию - вокалист находился с промовизитом в Европе. "Россия, Москва? — строго спросил Иен. — Вообще-то мне сейчас должен звонить журналист из Чили. Ну ладно, давайте поговорим". Предстояло выжать максимум из отведенной нам четверти часа...
Альбом стал большим сюрпризом для фэнов, ведь никто не ожидал, что вы выпустите его так скоро. Расскажите, пожалуйста, как вам удалось найти время на его запись когда она происходила и в каких условиях.. На самом деле обычно большую часть времени в работе над альбомом занимает сочинение песен. А в этом случае никакой проблемы не было, потому что у меня имелось 36 или 38 аж написанных композиций. Поэтому вся проблема была в том какую из этих песен выбрать для альбома.
К сожалению, нам пришлось прервал турне в конце года, потому что мама Роджера Гловера серьезно заболела. И, увы вскоре умерла. У меня появилось свободно время, и я отправился в Буффало — по-быстрому записать альбом. У нас была неделя к репетиции, затем три дня на запись в студии! еще пара суток на то, чтобы всё отшлифовать и подчистить. Вот такие были темпы работы. Как вы отбирали песни из этого огромного количества? По какому принципу Альбом звучит очень легко, обладает целостной атмосферой эдакой расслабленности и счастья... Спасибо... Это очень приятно слышать. А критерий отбора был таков: мы опалке вались от заглавной вещи, "One Eye The Morocco", и старались подобрать друга песни, совместимые с ней. В голове у меня была основная идея — я не хочу использовать хард-роковую ритм-секцию и не хочу, чтобы в записи были типичные хард-роковые гитарные соло. Очень важно было настроение музыки. Я хотел, чтобы она была, так сказать, соблазнительной — в музыкальном смысле слова Да-да. И это отличное решение. Если кто-то, хочет услышать хард-рок, то может обратится к творчеству Deep Purple. Согласен. (Смеется.)
И это звучит настолько естественно, что даже задаешься вопросом — почему вы не пишете в этом стиле для Deep Purple?
Знаешь, нельзя загадывать наперед. Может быть, когда-нибудь. Я имею в виду, была же песня "Doing It Tonight",.. Да-да, есть кое-что общее. И можно уже сказать, что в течение этого года мы отправимся в студию чтобы записать новый альбом. Так что будет о чём поговорить. Для всех фэнов это отличная новость! Вернемся к сольнику. Вы работаете со звукорежиссером Ником Благной, который отлично справился со своим делом. Как случилось, что вы решили возобновить с ним сотрудничество?
Ник — лучший звукорежиссер за всю мою карьеру. Я зову его Маэстро. У него огромный опыт и потрясающее чутье на хорошую музыку. И еще одна его важная черта - Ник проникается искренней страстью к любому проекту, над которым работает, неважно, какой он стилистической направленности. Наше сотрудничество началось на альбоме "Perfect Strangers", затем были "House Of The Blue Light" и наш с Гловером "Accidentally On Purpose". Много лет спустя я снова повстречался с Благоной, и мы решили попробовать поработать вместе еще раз. Было очень интересно заниматься "Gillan's Inn", запись альбома вылилась в необычайное приключение. Я собрал множество друзей, звук был отличный, мой голос находился в хорошей форме, всё — супер. Обычно даже для базовых настроек нужно потратить немало времени. А тогда всё прошло мгновенно. Да и вообще работать с Ником всегда большое удовольствие. А если он так хорош, почему бы вам не позвать его для записи альбома Deep Purple? Ну... я был бы рад такому шагу. Хорошая идея. Вопрос в том, согласятся ли со мной остальные! Мы еще не обсуждали этот вопрос — возможно, сделаем это через несколько недель, когда снова будем в турне.
Насчет музыки One Eye То Morocco . Можно ли сказать, что она представляет ваши музыкальные корни? Там есть и блюз, и баллады в старом духе?
Конечно. Ребенком я любил всё — от церковной музыки до оркестровой. Я слушал рок-н-ролл, блюз, кантри-н-вестерн, ритм-н-блюз, tamla motown, сёрф... Тогда подростки интересовались всей музыкой на свете. Для нас вся она была просто разными вариациями на тему рок-н-ролла.
Когда вы сочиняли песни, что вас вдохновляло? И насколько процесс создания композиций для сольника отличается от работы над музыкой в Deep Purple?
Это два совершенно разных процесса. Когда я пишу песни дома или в моей маленькой студии в Англии, всё происходит в очень спокойной, расслабленной обстановке. Бывает, на несколько дней приезжает мой друг Стив Моррис, и мы таорим вместе. За один раз получается сделать три-четыре новых композиции. Потом он уезжает, а я откладываю вещи в "копилку", чтобы взять, когда они понадобятся. А с Deep Purple всё иначе: мы начинаем с чистого листа, идем в студию без всяких домашних заготовок и просто начинаем джемовать. И песни появляются на свет в ходе этих студийных импровизаций. Это гораздо более трудная работа. Но и очень интересная!
Альбом интересен еще и полноценным участием саксофониста. Если обычно вклад саксофона ограничивался редкими гостевыми соло, то здесь это полноправный инструмент, который очень украшает звуковую палитру.
Мне нравится саксофон. Его использование в роке бывает очень кстати, если всё сделано с умом. Мне нравится игра Джо Менонны, он многосторонний музыкант, а Ник Благона благодаря своему чутью знал, как именно нам надо задействовать саксофон. Иногда это были маленькие фоновые украшения, иногда саксофона было гораздо больше. Порой он очень хорошо сочетается с голосом. Вообще, это инструмент, который прекрасно подходит для музыки в стиле фанк и соул, для ритм-н-блюза и даже для рок-н-ролла. Особенно в первые дни рок-н-ролла, когда эта музыка пришла из Соединенных Штатов, — тогда саксофон считался неотъемлемой частью саунда. А потом появились рок-группы, саксофон стал восприниматься как пережиток прошлого. А жаль — в руках знающего человека он может звучать необыкновенно. А еще надо отметить вашу губную гармошку! О да. (Смеется.) Когда мы не можем придумать ничего другого, я играю на гармонике. (Смеется) Прекрасно. А как ваша игра на гармонике изменилась со временем? Стали ли вы более виртуозным гармошечником?
Ну, сперва я просто для разнообразия заполнял "дыры" в музыке. Но, слушая блюзовые записи, я всегда думал, что гармошка — прекрасный инструмент. Он очень простой, в нём всё элементарно. Если "переигрываешь", то становится скучно. Поэтому надо хорошо чувствовать контекст. Лучше всего, если это будут маленькие вставки там, где инструмент сам напрашивается. Что касается стиля, то я разработал свою манеру игры, слушая блюзовых музыкантов, таких как Сонни Бой Уильямсон, Лейзи Лестер и др. Материал вашего сольного альбома отличается от музыки Deep Purple совершенным спектром эмоций. В нём ощущение спокойной радости, расслабленности даже, в то время как "Перпл" — музыка борьбы, страдания, преодоления. Почему так происходит? Это признак того, что вы все выросли и стали воспринимать жизнь проще?
В этом есть доля истины. С одной стороны, идеалы группы всё те же, мы не теряем связи с прошлыми временами и саунд команды остается узнаваемым. С другой, сама мысль сочинять песни на основе рок-н-ролльных клише — быстрые тачки и смелые женщины — кажется довольно дурацкой после того, как тебе стукнет сорок. Находятся другие, более интересные темы. Ведь Deep Purple — это не AC/DC, хоть я и люблю эту группу. Мы всегда стараемся искать что-то новое, и в этом нам очень помогают слушатели, потому что они одобряют то, что мы сейчас делаем. Особенно это заметно на концертах! И еще один не очень серьезный вопрос — раз уж вы двинулись в этом направлении, не было ли мысли записать альбом баллад или рождественских песен? О, нет! Нет-нет-нет. (Смеется.) Но почему? Ваш голос так для них подходит! По-моему, можно записать на диске одну-две баллады — будет нормально. Но альбом целиком — это уж слишком. Я не хочу, чтоб слушатели заснули. Это не мой стиль.
Конечно, вы же не похожи на Рода Стюарта!
(Смеется.) Простите, но осталось время для одного вопроса, другой ижурналист уже ждет. Жаль. Напоследок вопрос, которого невозможно избежать. В прошлом году для многих российских фэнов рок-музыки мир словно перевернулся вверх дном: Deep Purple сыграли в Кремле для президента Дмитрия Медведева. Было ли вам легко согласиться на это предложение? (Вздыхает.) Мы приняли приглашение и сыграли, но, пожалуйста, не вкладывайте в это никакого политического значения. Я хочу сказать следующее: если я играю в Англии, это не значит, что я как-то политически поддерживаю все действия английского правительства на мировой арене. Я не поддерживаю и то, что происходит в Америке или какой-либо другой стране. Здесь нет никакой политики. Мы принимаем приглашения, куда бы нас ни позвали сыграть. За все эти годы мы выступали перед огромным количеством самых разных людей. И я считаю, что наше появление в Кремле не несло никакой политической окраски. Ничего, даже отдаленно относящегося к политике, на том концерте не происходило. При всём при этом могу сказать, что я был всецело доволен выступлением.

статья взята и отредактирована из журнала "In Rock"

Banners