Jon Lord



Интервью с Джоном Лордом после ухода из Deep Purple

"Я ДОЛЖЕН БЛАГОДАРИТЬ ГОСПОДА ЗА ТО, ЧТО МНЕ ТАК ХОРОШО ЖИВЕТСЯ!"


Я должен заранее принести извинения, что большинство вопросов будет так или иначе связано с Deep Purple. Надеюсь, вы не против? Да нет, чего уж там - я привык!

Вы ушли из группы, сославшись на то, что вам надоело ездить в турне, но, тем не менее, продолжаете гастролировать. Так в чём же тогда разница? Разница в том, что Deep Purple дают семьдесят, восемьдесят, а то и девяносто концертов в год. А я сейчас даю двадцать-двадцать пять, максимум - тридцать. Впрочем, причина, по которой я ушёл, заключается не столько в гастролях как таковых: просто гастроли не оставляли мне достаточно времени, чтобы писать музыку. А я хотел сочинять как можно больше. Чем старше я становился, тем интенсивнее мне хотелось творить. В середине девяностых я как бы заново открыл в себе композитора. И году к 2002-му понял, что мне просто нужно больше свободного времени. В то время как группе, в свою очередь, тоже не хотелось терять время: у них было стремление работать и давать побольше концертов. Так что в итоге мы пришли к взаимному согласию - всё исключительно по-дружески. Не было ни злобы, ни каких-то обид. Но я понимаю, почему некоторые немного дезинформированы - в то время выходило множество публикаций, в которых просто было написано: Джои устал ездить на гастроли. Но это являлось правдой лишь отчасти - истина же была в том, что я устал ездить в такие продолжительные гастроли! Тогда было очень много концертов - иногда концертов по сто в год. Сейчас их у меня намного меньше.

Недавно вы вышли на сцену с Deep Purple на их концерте в Японии. Каковы были ощущения?
О, это было здорово! Просто чудесно! У меня проходило выступление в Южной Корее, в Сеуле, и оттуда я полетел в Японию, чтобы встретиться по делам с местным организатором. Deep Purple тоже находились в этом городе, и, мало того, мы даже остановились в одной гостинице. Так что ближайшие три дня я замечательно провёл время в компании своих старых друзей: то мы вместе поужинали, то посидели выпили, то просто поболтали. И у них как раз был концерт. Я пошёл на него, один - просто чтобы посмотреть, как у них теперь дела [смеётся]. Ну и, разумеется, они попросили меня сыграть с ними. Я исполнил, кажется, Perfect Strangers. Безусловно, Smoke On The Water - вместе с Ингви Мальмстином, который также выступал в тот вечер. И, вроде как, Black Night. Исключительно ради собственного удовольствия - мы все получили от этой затеи колоссальное наслаждение. Особенно приятно было снова сыграть Perfect Strangers, поскольку мне всегда очень нравилось исполнять именно её.

В каждом новом турне вы выступаете с новым симфоническим оркестром. Не слишком ли обременительно для каждого турне подготавливать программу практически с нуля?
Ничуть! [смеется]. Всё как раз наоборот: ведь каждый раз, что я делаю программу с новым оркестром и новым дирижёром, из неё может получиться совершенно новое музыкальное произведение. Поскольку разные дирижёры видят его по-своему, иногда аранжировки получаются медленнее, иногда быстрее. Да и стили у разных оркестров зачастую сильно отличаются. Поэтому играю ли я с российским оркестром в Москве, или с российским оркестром в Екатеринбурге - они всё равно будут звучать по-разному. А потом я могу выступить с корейским оркестром, или с бразильским, или с германским, или со швейцарским.. ну и так далее - характер каждого из этих оркестров будет отличаться. Что необычайно увлекает! Ну и, поскольку на то, чтобы отрепетировать программу к каждому концерту, уходит пара дней, это время я провожу в определенном городе. Таким образом, я могу получше прочувствовать этот город. Знаете, когда вы на гастролях с рок-группой, то прилетаете утром, вечером играете, а на следующее утро снова улетаете. И у вас нет никакой возможности погрузиться в атмосферу того или иного города больше, чем на пару часов. Сейчас же у меня в наличии три, иногда четыре дня, в течение которых я могу сходить поужинать, пообщаться с местной публикой и погрузиться в атмосферу города и в его культурную жизнь. Так что это чудесно. Совершенно не обременительно, а очень даже интересно.

А почему вы выбрали именно Московский Симфонический Оркестр?
Им поступило предложение, и они на него с радостью откликнулись. Это замечательный оркестр, очень известный, с прекрасным звучанием. И я с нетерпением жду, чтобы выступить с ними.

Вы уже репетировали вместе? Нет. Наша первая встреча состоится 13 октября - за два дня до даты выступления. Я прилетаю утром 13-го, днём у нас начинаются репетиции, и у меня будет в запасе весь этот и весь следующий день. Ну а потом у нас пройдёт генеральная репетиция и сразу концерт.

А что вы можете сказать по поводу кавер-группы, которая также примет участие в представлении?
Cry Free - эго группа из Венгрии. Очень хорошая. Я работал с ними в Будапеште и в Братиславе, и мне чрезвычайно нравится, как они играют. Они - толковые музыканты, понимают и мою музыку, и музыку Deep Purple, ну и, кроме того, просто отличные ребята. У них восхитительный барабанщик. Иногда я работаю с местными рок-исполнителями, но в этом случае - тогда как концерты стоят по датам очень близко друг к другу - мне пришлось воспользоваться услугами одних и тех же музыкантов для всех трех концертов. Иначе бы мне просто не хватило времени, чтобы подготовиться. Вот почему я решил прибегнуть к помощи Cry Free. Я уверен, что публике этот коллектив явно понравится.

Намереваетесь ли вы продолжать сотрудничество с Hoochie Coochie Men?
Если получится по времени. Я не особенно хочу снова писать что-то с ними в студии, но я бы с огромным удовольствием выступил с ними на концерте. Просто потому, что люблю исполнять такого рода музыку на своем органе Хаммонд - это возвращает меня к моим музыкальным корням, назад в шестидесятые. Так что если представится такой случай, я бы с ними сыграл. В начале будущего года я собираюсь в Австралию, увижусь там с ними и поговорю на эту тему.

Многие поклонники Deep Purple ждали, что вы все снова соберётесь вместе, чтобы отпраздновать сорокалетие группы. Как бы вы это прокомментировали?
Я не знаю. Я больше не являюсь участником группы, поэтому не в курсе, что они там планируют. Да и потом всё зависит от того, какому составу собираться вместе. Есть только одни Deep Purple: и на сегодняшний день это Морс, Эйри, Гиллан, Гловер и Пейс. И так было уже последние шесть, а то и семь лет. Стив Морс в группе уже лет пятнадцать. Так что даже сложно себе вообразить, каким образом там кого-то можно заменить. Единственное, что мы, возможно, могли бы организовать - это чтобы я снова появился с ними вместе на сцене. Но я не думаю, что Ричи бы на это пошёл, потому как у него сложная ситуация с Иэном Гилланом... Скорее даже не у него сложная ситуация с Иэном Гилланом, а, как мне кажется, у Иэна Гиллана сложная ситуация с Ричи Блэкмором! [смеётся]. Так больше похоже на правду. В общем, это будет очень непросто. Да и в конце-то концов, «сорок» - это всего лишь цифра. Что намного важнее - это та музыка, которую мы уже создали, и которую они ещё создадут прежде, чем решат прекратить свою деятельность. А все эти разговоры о каких-то воссоединениях практически не реалистичны. Потому что музыкантам надо развиваться дальше. Прошлое нельзя воссоздать - его можно только вспоминать и пожинать его плоды. Дэвид Ковердейл как-то сказал: «Прошлым не нужно жить, у него нужно учиться». Хотя, конечно, он был не первым, кто выразил подобную мысль. Но, возвращаясь к нашему разговору, я очень сомневаюсь в том, что это случится.

Наши читатели очень интересуются первым вокалистом группы Deep Purple. Что вы знаете о судьбе Рода Эванса?
Я понятия не имею! Он полностью пропал из виду. В течение всех этих лет разные люди говорили, что видели его, что он живёт на севере Калифорнии. Кто-то говорил, что он был медицинским работником, кто-то говорил, что он занимался разведением немецких овчарок... Он просто исчез. И я думаю, что у него не было ни малейшего желания, чтобы его трогали. Ему пришлось очень нелегко после того, как он принял это, крайне глупое с моей точки зрения, решение: собрать новую группу и обозвать сё Deep Purple. Хотя он-то ни в чём не виноват - он просто связался с очень "умным" менед- жером, который, судя по всему, убедил его попробовать нажиться на имени Deep Purple в начале восьмидесятых. Но, стоит ли говорить, что публика тотчас же поняла, что эго были не Deep Purple, и ему пришлось несладко. А потом ещё и компания, занимавшаяся нашим менеджментом, подала на него в суд, и, ясное дело, мы выиграли процесс. Поскольку мы вовсе не собирались отказываться от своего названия, и пару лет спустя доказали это, снова собравшись вместе. Короче, мне очень жалко Рода, но я совсем не представляю, где он может быть. Я бы хотел это узнать, и, возможно, однажды он опять даст о себе знать. Всё это так таинственно, и никто не в курсе. И ведь, если только подумать, с сегодняшним развитием интернета, коли он хотел бы, то без проблем мог бы о себе заявить. Значит, очевидно, что он не хочет, чтобы его находили.

На концертах вы не играете песни из вашего альбома Before I Forget. Не планируете ли вы исполнять их в дальнейшем?
Между прочим, планирую. Вся сложность в том, что у меня довольно много материала. Но есть пара номеров с Before I Forget, которые я бы хотел сделать. Это странный альбом: на дворе начало восьмидесятых, и я был не совсем уверен в том, какую музыку хочу писать. Или же исполнять. Тогда я ещё играл в Whitesnake, и это было незадолго до воссоединения Purple. Я так и не смог толком определиться относительно стиля своей музыки, и потому альбом получился несколько шизофренический [смеётся]: немного того, немного этого. Но есть на нём парочка вещей, которые мне очень нравятся. И в настоящее время я работаю над их оркестровыми аранжировками. Так что как-нибудь... Возможно, когда приеду в Россию в следующий раз!

А как насчёт Gemini Suite? Я тоже сейчас в процессе приведения сё в божеский вид, так как хотел бы исполнить сё на концерте. Я собираюсь сыграть две-три композиции с Sarabande, но с Gemini... всё обстоит немного сложнее. Потребуется порядком порепетировать - там довольно заковыристая музыка. Я также отложил это до следующего тура, на потом.
Вы можете немного рассказать читателям Classic Rock о своей жизни «вне музыки», о своей семье? Чем занимаются две ваши дочери? Моя старшая дочка совсем недавно родила ребёнка - так что теперь я дедушка! Что просто волшебно. Так вот она уже последние лет пятнадцать с лишним занята в музыкальном бизнесе. Она менеджер по вопросам исполнителей, авторов песен, групп. А кроме того, работает в музыкальном издательстве. Моя младшая дочь работает помощником кинорежиссёра. То есть, она связана с кино. Это что касается их. Ну а я, когда не занят музыкой, читаю, гуляю, люблю поиграть в теннис, зимой покататься на лыжах. Но, знаете, для меня музыка - это не просто работа. Она - вся моя жизнь. Удивительно, когда за твоё хобби и развлечение тебе платят деньги и это одновременно становится твоей профессией. Это благо. С моей точки зрения, быть музыкантом - просто Божий промысел. Я должен благодарить Господа за то, что мне так хорошо живется. Мне повезло: я старался и был вознаграждён. Теперь же у меня есть время и чтобы сочинять, и чтобы играть, и чтобы ездить с концертами. Я очень доволен своей жизнью.

Известно, что в своё время вы хотели стать актёром. А есть ли такой герой, которого вы всегда мечтали сыграть?
Ну что же... Когда я был молодой... скажем так, моложе, я всегда считал, что вполне мог бы сыграть шекспировского Гамлета, принца датского. Но теперь я намного старше, и полагаю, что это было бы для меня недосягаемым. Но, знаете, думаю, наиболее подходящим персонажем для меня стал бы старый добрый музыкант [смеётся]. Так что если кто-то хочет написать сценарий, где главным героем был бы старый добрый музыкант - возможно, когда-нибудь я сыграл бы эту роль.
Я чрезвычайно рад приехать в Россию впервые в качестве сольного исполнителя. Чрезвычайно! Пожалуйста, передайте от меня спасибо всем читателям Classic Rock и всем российским любителям хорошей музыки за то, что поддерживали Deep Purple и меня лично все эти годы. Вы всегда были превосходной публикой! Жду-не дождусь, когда смогу сыграть для вас!


Banners