РОДЖЕР ГЛОВЕР



ДВИЖЕНИЕ ВПЕРЕД ПОД ГРУЗОМ ПРОШЛОГО



Highslide JS
Roger Glover

Роджер Гловер: Басист Deep Purple, обаятельный седой весельчак в вечной своей бандане (сменившей вечную, казалось бы, шляпу). Возможность воочию пообщаться с ним представилась в ходе нынешнего визита "пурпурной пятерки" в Россию, и наш журнал не стал упускать шанса.

  Для начала давайте обсудим ваши предстоящие выступления. Что нового вы привезли в Москву спустя всего полгода? Что необычного могут ожидать слушатели на этом концерте?

Что могут ожидать слушатели, мне сказать сложно, ведь я — не слушатель (смеется). А с точки зрения сет-листа и прочего... (задумывается) да пожалуй, что и ничего. Прямо сейчас я даже не могу с уверенностью сказать, какие вещи мы сыграем — обычно мы решаем это в гримерке, непосредственно перед концертом. Конечно, прозвучат и песни с нового альбома, и не обойдемся без вами любимых старых композиций...

Одно отличие точно будет — если раньше группа всегда играла в Москве на больших стадионах, то теперь вы выступаете в клубе. Хотя, должен отметить, клуб B2, самый большой в Москве...

Да, клуб и стадион — это совсем разные ситуации. Бывает, играешь на большой арене — и люди находятся словно на другом краю пропасти, за ограждением. Или сцена располагается на высоком постаменте, и фэны оттуда кажутся муравьями (смеется). Но при этом мы давно научились перечеркивать любые расстояния и на больших концертах не меньше стараемся вовлечь людей в действо. И всё равно, клуб — совсем другое дело Когда видишь зрителей на расстоянии вытянутой руки, это — иные ощущения. Ведь недаром говорят, что публика — шестой участник ансамбля!

Скажите, а вам никогда не приходила мысль раз уж вы даете два концерта подряд, составить один из проверенных хитов, а в другом исполнить только вещи "морсовского" периода?

Хм... да я был бы всецело за! Но тут проблема в следующем... Ты, допустим, хотел бы всё это услышать, мы бы хотели сыграть, но всегда есть некая доля заядлых любителей группы и есть фэны более, скажем так, случайные, воспринимают команду на уровне тех песен, которые всем знакомы. И желающих услышать "классический" репертуар — большинство. Когда мы играем новую песню, публике она оказывается незнакома и встречает совсем не такую бурную реакцию. А по поводу "морсовского" репертуара — да, я поддерживаю эту мысль, но есть в группе и те, кому такая идея не нравится. Дело в том, что в "Перпл демократия и все мы участвуем в принятии решений. Поэтому принимать решения очень трудно (смеется). И пока что не все могут пойти на подобный шаг.

Сейчас еще появилась повальная мода на исполнение какого-нибудь классического альбома целиком. Например, Judas Priest заявили, что будут в турне играть полностью диск "British Steel". Отчего так происходит? Музыкантам нечем больше привлечь слушатели Или они хотят пережить какие-то моменты юности еще раз?

Да и мы тоже так поступали, пару лет исполняли целиком... "Machine Head"?
Да-да, "Machine Head". В Штатах это неплохо cpаботало, но в других странах мы решили так не делать. Потому что в Америке у публики распространено представление о нас как о "классик-роковой группе. И с этим надо как-то жить. Конечно, такая классификация в чём-то справедлива, ведь у нас солидное прошлое. Но она ставит нас в ситуацию когда бессмысленно записывать новые альбомы. А их записываем! В других странах у нас всё-таки есть шанс сыграть что-то непривычное. Не так много, как тебе бы хотелось... я понимаю. (Улыбается.) Но играть "живьем" — эго сейчас наш единственный способ существования. CD, альбомы, что бы под этим словом ни подразумевалось, за последние десять лет претерпели революционные изменения. И суть этой революция вкратце выражается так: диски больше не продаются. Вокруг много бесплатной музыки, и что-то продать просто невозможно. А чтобы привлечь публику на концерты, нужна какая-то приманка — типа вот этой. Это всё равно что надеть другую шляпу. И хотя нам, безусловно, нравится играть вещи с "Machine Head", да и с любого другого "клас:ического" альбома тоже, мы не чувствуем, что сейчас это надо делать, И, более того, у нас на это нет времени. Может, у Judas Priest его вагон, и они могут позволить себе посидеть и отрепетировать все старые вещи. Мы же работаем год напролет, и приходится очень трудно. Мы даже не можем записать новый альбом, потому что никак не удается выкроить минутку посидеть и сочинить песни! Нет времени и на нормальные репетиции. А чтобы разучить заново старые вещи, нужно немало потрудиться. Ведь среди них есть те, которые не исполнялись добрые 40 лет! И мы редко слушаем наши старые записи. По крайней мере, я специально их не включаю — разве что случайно они прозвучат где-нибудь рядом. Поэтому — нет, планов играть целиком старые альбомы у нас сейчас нет. Думаю, нам есть еще что предложить публике помимо этого.

Это хорошо, ведь, в отличие от многих современников, Deep Purple сохраняют завидную творческую активность!

Должен сказать, что сейчас мы как раз недостаточно творчески активны. Но в общем, да, с момента реюниона в 1984-м нашей главной целью было двигаться вперед. И мы всегда это делаем, я это делаю. И, конечно, двигаясь вперед, приходится нести груз прошлого с собой. Но коль скоро мы не тонем под его весом, это не помеха.

К вопросу о прошлом. На вашем веб-сайте есть интересная новость о реюнионе ваших первых двух групп — The Madisons и Episode Six. Что это было — просто встреча или целый концерт?

Нет-нет, просто встреча старых друзей. Я не живу в Англии уже... лет 30, даже больше. Но я часто приезжаю туда навестить семью. И Шилу (певицу группы Epiode Six) я хорошо знаю. Мы иногда не теряли контакта. Харви, наш первый барабанщик, живет в Лос-Анджелесе, поэтому мы видимся раз в четыре-пять лет. И с Тони, который остался в Англии, мы встречаемся раз в десять лет (смеется). Знаешь, мы просто разошлись по разным дорогам... Тому не было какой-то явной причины, просто у них своя жизнь, у меня — своя. А я не из тех, кто обожает дружбу по переписке. Писать милую ерунду типа "Привет, как твои дела, моя простуда уже прошла, у сестры всё хорошо..." - такие отношения не для меня. (Улыбается.)
И просто так вышло, что Шила узнала, что я приезжаю на пару дней в Англию, и — какое совладение — Харви в те же дни прибывает из Лос-Анджелеса и собирается встретиться с Тони, нашим ритм-гитаристом! Так что они трое уже запланировали встречу. Что мне оставалось делать? Только позвонить им и спросить: "Ребята, где вы собираетесь?" Оказалось, у Шилы дома. Я пришел, и это была славная вечеринка. Мы пошли в паб, выпили немного, поели, поболтали, вот и все... За этим не стояло никаких планов — просто одна маленькая счастливая встреча.

Можно представить — сразу столько воспоминаний...

Да, но мы были не в полном составе. Иен Гиллан отсутствовал! (Смеется.) И сестра Шилы тоже. И другие музыканты из Episode Six и The Madisons, моей первой группы. Наш певец-клавишник умер пару лет назад... А соло-гитариста я не видел со школы! Но я знаю, что он жив, с ним всё в порядке; Тони с ним общается иногда и сказал мне, что тот ни капельки не изменился! Так что я буду рад и с этим товарищем повидаться. Но в этот раз просто не получилось... Может, когда-нибудь.

Интересно, какова была их дальнейшая судьба после Episode Six? Забросили ли они музыку окончательно или нет?

Сперва они, конечно, старались продолжать выступать в составе Episode Six. Так вышло, что наша группа особенно прославилась на Ближнем Востоке. Странно, но факт. В 1966-м мы впервые приехали в Бейрут, и там нас ждал относительный успех. Такой, скажем, как контракт на выступления в течение девяти недель подряд... А когда мы с Иеном Гилланом ушли, это было фатально — ведь я был автором музыки, Гиллан — певцом; Episode Six потеряли двух ключевых музыкантов, и им было очень сложно продолжать работать, записывать музыку и сохранить свой успех. Но они пытались, по крайней мере, оставаться в строю, выступать в отелях, барах и клубах. И, думаю, несколько лет ребятам это удавалось. А потом они тоже продолжали играть, пусть и не на профессиональном уровне.

Так что они все обзавелись "обычными" работами?

Да, все разошлись по своим дорогам, обзавелись обычными профессиями. И это немного грустно. Мы многое пережили вместе — в школьные годы и первые несколько лет "профессионализма" мы разделяли много мечтаний и надежд, и для ребят всё это оказалось перечеркнуто.

По крайней мере, выбрались наверх вы... Это в каком-то смысле оправдывает и их усилия.

Знаешь, оглядываясь назад, я порой даже пугаюсь при мысли о том, насколько случаен бывает выбор судьбы. Всё происходит абсолютно беспричинно и зависит исключительно от совпадений. Встретишь кого-то, кто-то встретит тебя, как ты себя поведешь при встрече... Часто мы делаем жизненно важный выбор, совсем не понимая этого и не зная, как много поставлено на карту. И вот почему важно доверять своим инстинктам. Бессмысленно во всём полагаться на мозги и пытаться действовать логически. Представьте, если бы меня спросили в 1969-м: "Роджер, ты будешь играть с Deep Purple 40 лет спустя?" А я бы ответил: "Спрашиваете! Конечно, да. Всё в соответствии с Планом!" (Смеется.) Думаешь, я в состоянии что-то такое спланировать? Нет.

Недавно вышел документальный фильм о группе Rolling Stones. В одном из старых интервью репортер спрашивает Мика Джаггера — совсем еще юного, в 60-х: Мик, вы будете играть рок-н-ролл через два года? И тот ответил: Понятия не имею! А потом другой репортер интересуется у слегка уже повзрослевшего Джаггера, где-то в начале 70-х: "Мик, вы можете представить , что играете в Rolling Stones лет в шестьдесят? И Мик ответил: Конечно!

(Смеется.) Он представлял. Это другое дело. Представить можно что угодно! Я же в то время и подумать не мог, что буду в свои шестьдесят играть рок-музыку. Шоу-бизнес — очень переменчивая стихия. Любовь публики приходит и уходит. Новой группе должно очень повезти, чтобы у нее появился хит. Хотя бы один-единственный. Затем еще большая удача — продержаться хотя бы пару лет. Большинство команд распадается спустя два-три года. Такие долгожители, как Deep Purple, — огромная редкость.

Очень важный вопрос — о вашем будущем сольном альбоме. Когда вы закончите его и и какого рода музыку мы на нем услышим, кто на диске будет играть?

Вы слышали мой предыдущий альбом "Snapshot"? Да. Многие из тех, кто был занят там, будут играть и на новом. Певец Рэндалл Брэмлетт останется. Гитаристов участвует несколько — в основном выбор зависел от того, кто в какой момент был свободен для записи. Диском мы занимались в домашней обстановке, и это слышно в музыке. Слышно и то, что за последние пять лет в моей личной жизни произошла настоящая революция. Я расстался с женой, развелся, пережил очень тяжелые и горькие моменты, и это вылилось в песни. Я бы и не смог по-другому. Когда я сочиняю, то всегда отталкиваюсь от своих собственных переживаний, поступаю инстинктивно. Иногда я подсознательно чувствую вину за прошлое, иногда ощущаю грусть, печаль, и это никак не изменишь. Поэтому диск будет очень интроспективным. А в музыкальном стиле он в общем и целом последует курсом предыдущего. На этом диске я буду петь немного больше. И главное, споет моя дочка Джиллиан, которая совсем уже выросла и стала большой настоящей певицей. Кстати, я ведь не говорил: очень скоро меня ждет двойное прибавление в семействе. Я стану отцом, и у Джиллиан родится ребенок. Так что я окажусь и папой, и дедом почти одновременно. (Смеется) Новорожденных будет разделять всего несколько недель...

Потрясающе! Пусть и заранее, но примите мои поздравления.

Спасибо! А вот со сроками выхода альбома гораздо сложнее. Я даже не берусь и предсказать, когда он увидит свет. Надеюсь, мне удастся его доделать в обозримом будущем!

И еще — прошу прощения, но очень важно выразить наши соболезнования по поводу кончины вашей матери. Очень тяжело терять близких людей, но вы справились с этим ударом,..

Да. Она была прекрасным человеком. Поддержка всех, и фэнов в том числе, мне очень помогла.

Под конец хотелось бы вспомнить ваш альбом "Butterfly Ball". Это одна из моих любимых ваших работ. Мало того, что вы собрали звездный состав исполнителей. Каждая песня там — шедевр со своим неповторимым характером.

Очень рад слышать! Для меня этот диск был и огромной удачей, и огромным разочарованием. Потому что результаты экранизации оказались просто катастрофическими. Вспоминаю, как я сидел в зале на первом показе в ложе почетных гостей, зная, провалиться ли мне сквозь землю со стыда или же встать и уйти на глазах у всех. А вот концертная постановка прошла прекрасно!
А не было ли попыток сейчас найти оригиналы видеопленок и попытаться свести фильм заново, без всех этих странных костюмированных сценок?

Боюсь, что это не в моих силах. Дело в том, что права на оригиналы и на музыку мне не принадлежат... Для подобной работы нужен большой бюджет, а продажи диска будут, скорее всего, мизерными. А оригиналы далеки от идеала — скверна операторская работа, никудышное освещение...

Но ведь на диске участвует столько рок-звезд — если вынести их имена на обложку, публика была бы весьма заинтересована! И к тому же остается еще и мультик! Сейчас, в век компьютеров, дорисовать его можно гораздо дешевле, чем тогда. Ведь все персонажи уже придуманы...

Мне бы хотелось так думать — или, по крайней мере, мечтать. Время покажет. Мы одно время пытались сделать что-то вроде юбилейной постановки мюзикла, но из этого так ничего и не вышло.

И еще одна мысль. Незадолго до работы "Butterfly Ball" вы были уволены из Deep Purple. А на альбоме и в концерте участвовала добрая половина "перпловской семейки"! Получается, что вы — человек очень отходчивый легко прощающий обиды?

Последний вопрос остался неотвеченным из-за истечения отведенного времени - мнеджером. Тем более что дверью ждали своей очереди корреспонденты MTV. На прощание пожелал Роджеру хорошего концерта.

Purple News

Banners